20 Feb 15:01 avatar

Знамена и мундиры старого Ярославля

Вознесенские казармыЗдание бывших Вознесенских казарм в Ярославле.

В дни, когда принято поздравлять защитников Отечества, мы часто вспоминаем о военных подвигах наших земляков. Однако и в мирное время бравые военные всегда оставались заметными героями ярославской истории. К примеру, на рубеже XIX – XX столетий солдаты и офицеры составляли седьмую часть мужского населения губернского Ярославля.

Свидетели эпохи

Внушительное здание на улице Свободы, превратившееся в торгово-офисный центр, ярославцы до сих пор называют по старинке казармами. В советский период его фасады были перестроены, однако и сейчас армейская выправка чувствуется в облике старых стен, взирающих на суету оживленной магистрали. Почти столетие это здание принадлежало военному ведомству. Все дело в том, что со второй половины XIX века Ярославская губерния стала местом дислокации 35-й пехотной дивизии, сформированной в 1863 году. В губернском центре располагались два ее полка – 137-й Нежинский и 139-й Моршанский.

Солдаты Моршанского полкаСолдаты 139-ого Моршанского полка. Фотография конца XIX века.

Для проживания значительного количества военных в Ярославле были устроены казармы, как правило, они переоборудовались из подходящих по размерам старинных зданий. Именно в это время бывшая шелковая фабрика купца Гурьева на Власьевской улице (ныне Свободы) превращается в квартиры для солдат и офицеров. По сложившейся традиции казармы были названы Вознесенскими – в честь близлежащего храма Вознесения Господня.

В 80-е годы XIX в. казармы для военных появились и в другом элитном квартале – по соседству со старинным храмом Спаса на Городу. Основой для грандиозного комплекса послужил ряд более ранних построек. Одной из них, кстати, была ярославская мужская гимназия, где учился великий русский поэт Николай Некрасов. К концу XIX века старые стены, вырастившие поколения ярославских гимназистов, изрядно обветшали, и городские власти решили передать их под воинские казармы.

Спасские казармыСпасские казармы в Ярославле.

Работы по перестройке были поручены молодому архитектору Николаю Поздееву. Именно он подарил Ярославлю знаменитую часовню Александра Невского, а здание Спасских казарм стало его блестящим дебютом. Перестроив корпус гимназии, Поздеев возвел на его основе роскошное трехэтажное здание, до сих пор впечатляющее и масштабом, и нарядным оформлением. Самым ярким акцентом Спасских казарм стал скругленный угол, выходящий на перекресток улиц и украшенный нарядным фронтоном. Сегодня на нем видна только дата строительства – 1886 год. Но раньше здесь красовалась и внушительная «корона» из скрещенных знамен, символизирующих славу русского оружия.

На казарменном положении

Будни солдат и юнкеров, служивших вдали от дома, были почти спартанскими. Известный репортер Владимир Гиляровский, успевший в юности послужить в Нежинском полку, так описывает быт ярославских Николо-Мокринских казарм: «Помещались мы на нарах, все вповалку, каждый над своим ящиком в нарах, аршина полтора шириной. У некоторых были свои, присланные из дому, подушки, а другие спали на тюфяках, набитых соломой. Одеяла были только у тех, кто получал их тоже из дому, да и они то исчезали, то снова появлялись».

Николо-Мокринские казармы в ЯрославлеНиколо-Мокринские казармы в Ярославле, ныне Большая Октябрьская ул., 65, 67а.

И все же молодость брала свое: невзирая на строгую дисциплину, юнкера совершали вылазки в трактиры, играли на бильярде, посещали танцевальные вечера, а на Масленой неделе с азартом участвовали в кулачных боях. По свидетельству Гиляровского, бравые военные сплошь были записными гуляками: «Из всех нас был только один юноша, который имел в городе одинокую старушку бабушку, проводил у нее все свободное время и в наших выпивках и гулянках не участвовал. Так и звали его «красной девушкой».

137-й пех. Нежинский полкГен. Куропаткин благодарит 137-й пех. Нежинский полк за храбрость в боях.

Заботились военные и о досуге своих семей, поневоле ведущих вместе с ними походный образ жизни. По воспоминаниям ярославца Сергея Дмитриева, друзья его родителей – солдаты Моршанского полка с женами – нередко «гостевали» у них дома. Да и сами Дмитриевы наведывались с ответным визитом в Некрасовские казармы на Дворянской улице (ныне проспект Октября). Располагаясь в одном квартале с табачной фабрикой, этот комплекс занимал огромную площадь и назывался по имени владельца участка – Ф.А. Некрасова. Здесь на просторном казарменном дворе стараниями солдат каждую зиму строились из теса громадные «катальные горы», где на санках и лыжах с удовольствием катались и детвора, и взрослые.

В трубы дуют трубачи…

Полковые офицеры проводили досуг куда разнообразнее, являясь непременными участниками всех светских и официальных мероприятий Ярославля. Огромной любовью в городе пользовались и военные оркестры, выступавшие на городских праздниках и даже выезжавшие на гастроли в Кострому.

В дни торжеств все расквартированные в Ярославле части участвовали в парадах на Соборной площади. Шествуя со знаменами и оркестрами, четко отбивая шаг, они производили настоящий фурор среди публики. Принимавший парад генерал кричал солдатам: «Молодцы, ребята!» На что солдаты на ходу отвечали: «Рады стараться, ваше превосходительство!».

А вот в летние месяцы город на время прощался со своими защитниками. С 1 мая военные части переезжали на учения в лагеря, устраивавшиеся за Полушкиной рощей. Однако и здесь без праздников не обходилось: по случаю приезда именитых гостей офицерские собрания устраивали фуршеты на свежем воздухе под звуки оперных увертюр и маршей. В то время Полушкина роща оставалась любимым местом для пикников и народных гуляний, поэтому на летние офицерские собрания нередко заглядывала и городская публика.

«Молодцы фанагорийцы»

В 1892 году Ярославль охватило радостное оживление: на смену Нежинскому и Моршанскому сюда был переведен знаменитый 11-й Фанагорийский полк. И какой – гренадерский! В гренадеры набирали только рослых, физически крепких парней, составлявших отборные части пехоты и кавалерии. Что ни говори, было отчего трепетать ярославским барышням на выданье.

Свое имя Фанагорийский полк получил от древнего названия полуострова Тамань, где был создан. Бессмертным шефом этого полка считался легендарный Суворов. На галерее церкви Николы Мокрого, превращенной в полковой храм, был даже устроен своеобразный музей военной истории: раритетные знамена с надписями «За Рымник!», «За Кинбурн!» и полковой мундир Николая I, почитавшего за честь называться фанагорийцем.

11-й Фанагорийский полкСолдаты 11-й Фанагорийского полка.

В офицерском собрании устраивались торжественные обеды и вечера, организовывались публичные военно-исторические лекции, проходившие при большом стечении публики. Силами фанагорийцев в Ярославле ставились даже любительские спектакли. В 1899 году на премьере комедии «Лакомый кусочек» в Спасских казармах присутствовал весь цвет ярославского общества, а в конце вечера состоялись «оживленные танцы, затянувшиеся далеко за полночь».

По легенде, с фанагорийцами Ярославлю пришлось попрощаться в силу комического недоразумения. Однажды в беседе с командующим Московским военным округом Николай II попросил напомнить, где размещается прославленный Фанагорийский полк. Чиновник, растерявшись, ответил: «Конечно, в Москве». В результате фанагорийцев, простоявших в Ярославле почти 20 лет, пришлось спешно переводить в Первопрестольную. На смену им в 1910 году пришел 181-й пехотный Остроленский полк, находившийся в Ярославле вплоть до Первой мировой войны. А вот после революции военных в городе стало куда больше, однако это уже совсем другая история…

Автор: Мария Александрова

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.