15 Jan 21:58 avatar

История Первомайского бульвара (бывш.Казанский)

Казанский бульвар

Первомайский бульвар заслуженно считается любимым местом отдыха ярославцев всех возрастов.
Если взглянуть на древнюю карту междуречья Волги и Которосли, то невольно обращаешь внимание на то, как сильно были изрезаны берега этих рек впадавшими в них мелкими речками и ручьями, а также змеившимися к берегам рек Волги и Которосли оврагами.

Основанный в XI веке как форпост Ростова Ярославль длительное время оставался «мал городком». Тем не менее уже в конце XII — начале XIII в. территория города значительно растет и выходит за пределы Рубленого города (Стрелки). Застройка ведется в основном за счет пришлых торговцев, ремесленников, крестьян. И так было вплоть до знаменитого «Судебника» Ивана III, который в 1497 году ограничил переход всех категорий насе-ления от одного владельца земли к другому выплатой «пожилого» и позволил свободно переходить на любые земли с уплатой определенных средств (деньгами или натурой) за право проживания и хозяйственной деятельности только в течение 2-х недель в году — за неделю до Юрьева дня (28 ноября) и неделю после него.

Очевидная выгодность расположения (торговые водные пути по Волге и Которосли, а также дороги на Ростов, Москву, Вологду), защита крепостного гарнизона — все это способствовало освоению близлежащих к Рубленому городу территорий.

План Первомайского бульвара
К этому времени были возведены и первые земляные укрепления посада, при сооружении которых активно использовались имеющиеся складки местности. Так, в частности, глубокий овраг (совр. Красный спуск), выходивший на берег Волги, стал границей посада на северо-востоке, а низменность, звавшаяся Волосовой (Велесовой) долиной (совр. Первомайский бульвар), — естественным продолжением его укреплений. На юге границы посада проходили близ стен основанного здесь Спасского монастыря.

Традиционными укреплениями в это время был глубокий ров и насыпной (или естественный) вал. По уже устоявшейся традиции, вдоль оборонительных сооружений с их внешней стороны проходила дорога, в данном случае к Волжскому перевозу, а с внутренней имелась узкая дорога, облегчавшая сообщения внутри посада.

План укреплений Ярославля в 17 веке
Особенно активно застраивалась территория посада к западу от Стрелки, по берегу реки Которосли. Так, по данным археологических раскопок, в XI — XII веках здесь уже существовал свой производственный комплекс (обнаружены остатки небольшой печки-каменки с легким навесом, вокруг которой располагалось большое количество хозяйственных ям). Берег Волги также осваивался, но проходило это гораздо медленнее из-за большого количества ям, оврагов, буераков, выходивших к реке.

В 1218 году Ярославль стал центром самостоятельного княжества. В связи с этим город, особенно посад, получает мощный импульс для своего развития. В это время Рубленый город становится местом, где располагалась резиденция князя, его дворец, боярские дома, а также силовые структуры. Посад же развивался как торгово-ремесленный. Рост торговых связей по Волге, а также с Ростовом, усиливает темпы его застройки.

Стрельцы
1221 год — время страшного, но, увы, почти традиционного для деревянных средневековых городов несчастья — пожара. В нем, по свидетельствам летописей, сгорело 17 церквей, а это уже прямое доказательство того, что Ярославль к этому времени становится не только значимым административным (центр княжества), но и торгово-ремесленным городом. Только высокие доходы горожан могли дать возможность сооружения ко времени пожара столь большого количества церквей. Поэтому есть все основания утверждать, что в Ярославле начала XIII века достаточно высоко были развиты такие традиционные ремесленные производства, как изготовление продуктов питания, предметов одежды, обуви, вооружения и т.д.

В феврале 1238 года волна монголо-татарского нашествия накрыла Ярославль, который был разрушен и разорен. В первые годы после ордынского нашествия оставались только «дым и земля и пепел», но, по-видимому, Ярославль быстро избавился от погрома, а население, разбежавшись первоначально по лесам, вновь вернулось на свои места. Больше того, по преданию, в 1257 году жители Ярославля нашли в себе силы для открытого вооруженного выступления против захватчиков на Туговой горе. Ярославцы потерпели поражение, но это было свидетельством того, что город, его жители, уже готовы были биться с врагом за свою свободу и независимость.

Вторая половина XIII века (1259/60-1299 гг.) — время княжения в Ярославле Федора Черного — одного из наиболее выдающихся местных князей. Среди первых он понял невозможность победоносной борьбы с врагом в это время и встал на путь сотрудничества, даже породнился с ордынским ханом (женился после смерти своей первой жены — наследницы ярославского княжеского рода — на ханской дочери). Это время было «золотым веком» в истории Ярославля и княжества, когда «ни один волос не упал с головы ярославцев». Поэтому нет веских оснований говорить о возрождении, а тем более укреплении, оборонительных сооружений посада.

XIV-XV века также были относительно спокойными в истории города, за исключением нескольких княжеских междоусобиц. В это время ярославские князья «приняли руку Москвы», активно с ней сотрудничая и получая при этом необходимую военную помощь и поддержку.

В 1530-е годы многие русские города, в том числе и Ярославль, по приказу матери малолетнего Ивана IV Елены Глинской, строят новые или укрепляют старые оборонительные сооружения. В это время углубляется ров и «насыпается» вал на границах посада, соединяя берега Волги и Которосли (по линии современного Первомайского бульвара) значительными для того времени оборонительными со-оружениями, в том числе и проездными башнями. Каменными укреплениями и прочной высокой стеной обладал только Спасский монастырь. Городские же укрепления, в частности Земляного города, не являлись достаточно мощными и не обеспечивали в полной мере обороны города. Кроме того, местные власти не уделяли должного внимания и ремонту рвов, вала и тына (деревянной стены по верху вала).

К началу XVII века, в 1606 году, оборонительные сооружения так характеризовались в дневнике, приписываемом М.Мнишек (с 1606 по 1608 год в Ярославле на территории Богоявленской слободы (совр. МУП «Старый город») жили высланные после восстания в мае 1606 года и убийства Лжедмитрия I его вдова — Марина Мнишек, ее отец — Юрий Мнишек, а также 375 шляхтичей, составлявших их «дворы»): «В Ярославле есть крепость, довольно обширна, но слабая, каменных зданий нет, кроме одного монастыря, обнесенного каменной стеной, замок сгнил (Рубленый город), ограда его обвалилась… крепость обнесена низким валом».
По словам Генриха Штадена, также побывавшего здесь в это время, « Ярославль — город и кремль — деревянный, без артиллерии».

Марина Мнишек
Осенью 1608 года в конце октября — начале ноября 1608 года Ярославль был сдан без боя войскам «тушинского вора» — Лжедмитрия II. На это, по-видимому, повлияла жестокая расправа с ростовцами, когда «не давали никому пощады, истребили около 2-х тысяч народа и детей боярских». Ростов был «весь вырезан и сожжен». Ярославль дал захватчикам «откупного» — 30 тысяч рублей серебром и тысячу всадников «конно, людно и оружно» в Тушинский лагерь.

Но вскоре в Ярославле и других городах Заволжья начинает расти недовольство откровенно грабительским хозяйничаньем захватчиков. Весной 1609 года в Вологде было сформировано ополчение Никиты Вышеславцева, которое, освободив Романов (ныне Тутаев — где со времен Ивана IV жили служилые татары, татарские мурзы с воинством, активно поддержавшие поляков), подошло к Ярославлю. 2-го апреля с радостью, хлебом-солью встретили ярославцы ополчение Вышеславцева. Поляки вынуждены были бежать за его пределы. Руководители ополчения понимали стратегическое значение Ярославля и поэтому сразу же «острог (крепость) почали делать». Земляной город был окружен восстановленными «рвом и валом с острогом» (в данном случае укрепление из заостренных сверху вала бревен, плотно, одно возле другого стоймя вкопанных в землю). Была восстановлена и укреплена Семеновская проездная башня, которая находилась в зоне современного пешеходного перехода линий Первомайского бульвара на Красной площади. Свое название она получила от находившейся неподалеку церкви Симеона-столпника (на месте современного «дома с аркой» и памятника В.И.Ленину).

После безуспешных попыток взять город в конце апреля, 1 мая поляки смогли прорваться в город. В этот день основные силы защитников обороняли Власьевскую (Знаменскую) башню, где, как они считали, интервенты сосредоточили главные силы. Но в ночь на 1-е мая, воспользовавшись замешательством осажденных, тушивших пожары, служка Спасского монастыря — Григорий Каловский — «Семеновские ворота отворил и воров в острог пустил». Защитники города частью скрылись в укреплениях Рубленого города и Спасского монастыря, а частью пытались спастись на лодках, но были зверски перебиты поляками на берегу Волги. Бой в Земляном городе завершился победой захватчиков. Но Кремль (Стрелка) и Спасский монастырь упорно сдерживали осаду врага в течение 3-х недель.

23 мая пану Лисовскому, руководившему отрядами осаждавших Ярославль поляков и казаков, пришлось снять осаду с города и отступить к Костроме. Но за свои неудачи при взятии города Лисовский, отступив от Ярославля, «разорил вконец область ярославскую, истребив все что ни встретил: не пощадил ни жен, ни детей, ни дворян, ни земледельцев».
В это время Ярославль становится центром формирования боровшихся против интервентов сил. Здесь произошло значительное пополнение сил Никиты Вышеславцева за счет из других городов пришедших воинов. Вскоре ополчение включилось в войско Скопина-Шуйского, которое освободило Москву 12 марта 1610 года. К этому времени была освобождена от поляков большая часть замосковных, особенно северных земель. Но грабительские набеги поляков и примкнувших к ним казаков продолжались.

В 1612 году на 4 месяца (с конца марта до конца июля) Ярославль становится временной столицей Московского государства. Здесь происходило пополнение ополчения К.Минина и Д.Пожарского, «Советом всея земли» через образованные приказы осуществлялось руководство освобожденными территориями, чеканилась собственная ярославская монета и велись дипломатические переговоры. За это время существенно были усилены и укрепления Земляного города.

Роспись города, составленная в 1658 году, свидетельствует о том, что «в Ярославле два города деревянны (Кремль или Рубленый город и Земляной город)… в одном Кремле городе две башни проезжие, да десять башен глухих… в большом другом городе 5 башен проезжие да двадцать башен глухих… и те оба города гораздо ветхи и погнили, и башни во многих местах обвалились, а иные башни и в прошлых годах, при прежних воеводах сгорели и бурею раскрыло и ноне и достальные башни от реки Волги пошатились и чают им развалитца вскоре...».

Семеновская площадь
«Великий пожар» 1658 года уничтожил почти весь город: деревянный Кремль, все торговые ряды, укрепления Земляного города. Ярославцы активно занялись восстановлением своих жилищ и оборонительных сооружений. До конца 1660-х годов в городе по царскому указу было велено «восстановить городские укрепления и вместо деревянных башен на тех же местах построить каменные, стен между ними не делать, но повысить валы и углубить рвы». Было построено 19 каменных башен: 10 глухих и две проездные (Семеновская и Власьевская) — на валах укрепления посада; две глухие по берегу Которосли, две проездные (Волжская и Подзеленская) — со стороны Которосли и три башни, одна проезжая в Кремле. Но все это строительство оказалось запоздалым и ненужным: история распорядилась так, что Ярославлю больше никогда не пришлось отражать нападения неприятеля.

Красная площадь
В конце XVII — XVIII веков оборонительным сооружениям города уделялось все меньшее внимание. К концу XVIII века многие из них, кроме каменных, влачили жалкое существование: ров давно не чистился и не обновлялся, а потому был похож на застоявшееся болото, его края обсыпались, превращая его берега в овраги, да и сам вал без восстановительных работ обваливался и уже не выполнял своих функций.

Экономическое развитие города требовало иных подходов к его планированию и застройке, оставляя без внимания резко снизившуюся значимость оборонительных сооружений. Важное значение для развития Ярославля имела деятельность императрицы Екатерины II, отмечавшей его значительность и важность расположения, но неудовлетворительные постройки.
Стихийно сложившаяся средневековая планировка Ярославля отличалась исключительной живописностью и тяготела к берегам Волги и Которосли. Застройка Земляного города была особенно хаотичной, изрезанной тонкой паутиной улиц, но вследствие концентрического развития она получила зачатки радиально-кольцевой системы.

В 1760-х гг. в русском градостроительстве произошел крутой перелом. Вызвано это было развитием промышленности, ростом городов. Но сохранялся крайне низкий уровень их благоустройства и высокая пожароопасность из-за в основном деревянной застройки. До конца XVIII века не существовало должности городского архитектора, а поэтому улицы возникали и застраивались стихийно, с множеством тупиков и переулков, что было характерно для «усадебной застройки». Жилая застройка была почти сплошь деревянной, чередовавшейся с огородами, садами, пустырями, складами, мастерскими и различными промышленными заведениями, такими как бойни, салотопительные и кожевенные заводы. Это отражено и в записках ярославского городового магистрата за 1760-й год: «Всегда безмерный смрад происходит и воздух так заражен, что близ оного дома (где размещалось производство) живущим людям не только на двор, но и на улицу выходить, но и жить поблизости весьма трудно. Отчасти крайняя опасность, чтобы от оного смрада через испортившийся воздух не последовало не только скоту, но и людям вредного припадка».

Для государственного регулирования строительного дела в 1762 году учредили «комиссию о каменном строении» Санкт-Петербурга и Москвы, которая распространила свою деятельность на все города России. Ее главной задачей стала разработка на базе топографической съемки генеральных планов перепланировки городов.

План бульваров
В 1768 году в Ярославле произошел крупный пожар, в результате которого выгорел ярославский кремль (и больше не восстанавливался) и значительная часть посада. В огне сгорело 30 церквей (в основном деревянных), более 20 фабрик и производственных построек, свыше 550 жилых домов.

В 1769 году силами «комиссии» был выполнен первый топографический план, послуживший основой для создания проекта перепланировки Ярославля, составленный архитектором А. В. Квасовым в этом же году и вскоре конфирмованный (высочайше утвержден) императрицей Екатериной II. Этот регулярный план сохранял все каменные постройки, которых было более 200 (70 церквей, 40 жилых домов, более 100 хозяйствен-ных построек — фабрик, складов, торговых палаток, мастерских и т.д.), а также опирался, отчасти, на уже сложившуюся структуру улиц. Тем не менее он предполагал снос большого числа зданий бывшей застройки. Проектировался и гостиный двор, однако в глубине кварталов, что было явно неудобно для купечества при доставке их товаров с пристаней Волги и Которосли. В то же время, если рассматривать загородье (бывшие слободы за пределами Земляного города), то понятно, что план 1769 года очень бережно сохранял сложившуюся за земляным валом застройку. Что касается оборонительных сооружений, то при анализе плана становится ясно, что кремль (Стрелка) планировался под обычную застройку без восстановления укреплений. Однако сохранялся оборонительный пояс от Волги до Которосли, с каменными башнями (их «пощадил» пожар 1768 г.) и острогом из земляного вала и рва.

Этот проект, несмотря на «высочайшее утверждение», вызвал недовольство местного купечества — самой влиятельной силы города, которое никак не могло согласиться прежде всего с очень неудобным расположением гостиного двора, а также с большим объемом предполагаемого сноса. Поэтому план так и остался на бумаге, даже не начав осуществляться.
За годы, прошедшие после пожара 1768 года, население города и «загородья» постепенно построило дома на пепелищах, следуя сложившейся традиции средневековой деревянной застройки.

В1777 году Ярославль стал центром самостоятельного большого наместничества (губернии). Первым наместником был назначен А. П. Мельгунов, генерал-аншеф, обладавший большим творческим потенциалом и ярко-выраженными организаторскими способностями, которые он с успехом проявил незадолго до этого, организуя и обустраивая Новороссию. В связи с новым статусом города необходимо было немедленно приступить к строительству каменных зданий для размещения в них «присутственных мест» (администраций). Поэтому перепланировка города становится первоочередной задачей нового губернатора.

По настоянию А. П. Мельгунова план 1769 года пересмотрели: теперь центром Ярославля должна была стать площадь административных учреждений. «Привязка к местности» осуществлялась при помощи губернского архитектора Э.М. Левенгагена. Этот план и утвердила Екатерина II в марте 1778 года.

В соответствии с ним древние архитектурные памятники, к которым относилась и церковь Симеона Столпника, начинали и заканчивали улицы. Бывшие приходские кладбища, закрытые в 1772 году, были превращены в площади и становились главными композиционными узлами нового плана.

К началу XIX века большая часть оборонительных сооружений была срыта (от Угличской башни до Знаменской). Вскоре после вступления в должность ярославский губернатор A.M. Безобразов предложил срыть вал, засыпать ров и тем самым благоустроить эту часть города. В течение лета 1820 года вал был срыт солдатами Нарвского полка, стоявшего в Ярославле. Но в результате ярославцы тех лет увидели огромное пустое пространство, раскинувшееся от театра до берега Волги. Вариантов было много, в одном из самых «выгодных» предлагалось застроить это место десятками домов, в том числе доходными (сдававшимися внаем).

Казанский бульвар
Но молва приписывает A.M. Безобразову решение этой проблемы совсем по-другому. Вспомнили, что парижане после уничтожения своих крепостных стен разбили на их месте зеленые аллеи (такие посадки они назвали бульварами). И вот Ярославль решил последовать этому примеру. Деревья (липы), обязательно уже подросшие, были взяты из сада близ Сретенской церкви (Депутатский переулок). «Сад под липами» был устроен как место отдыха горожан еще в конце XVIII века — сразу после завершения строительства комплекса присутственных мест и Дома призрения ближнего (совр. угол ул. Кирова и Андропова, где размещен физфак и приемная комиссия ЯГУ). Таким образом постепенно появились три аллеи, начинавшиеся от театра. Они прерывались Семеновской площадью (совр. Красная), сооруженной на месте снесенной каменной проездной Семеновской башни. Со стороны Стрелецкой улицы (совр. Ушинского) образовалась территория, где решили не устраивать аллей, а оставить площадку открытой.

Новый бульвар называли Стрелецким (по наименованию бывшей слободы и одноименной улицы, находившейся сразу же за рвом) или Казанским (в честь Казанского монастыря, находившегося рядом). В середине XIX века бульвар имел сложившиеся липовые аллеи, зеленые лужайки, кусты шиповника и сирени, создававшие впечатление настоящего сада.

Бульвар, несмотря на более чем серьезное монастырское соседство, вскоре превратился в одно из наиболее привлекательных мест отдыха ярославцев. Он являл собой и весьма выгодное место для расположения здесь коммерческих развлекательных структур. В частности, недалеко от театра была образована детская площадка, вскоре ставшая наиболее посещаемым местом бульвара с раннего утра. Здесь всегда в сопровождении гувернанток и нянь было много детей — посетителей простых аттракционов.

Казанский бульвар
Пятого ноября 1850 года на бульваре тщанием «турецкого подданного В. В. Соломонского» открылся цирк. По его ходатайству городская управа разрешила устроить здесь временное деревянное сооружение сроком на 2 летних месяца. Когда время истекло, строение цирка, надо полагать, к немалому огорчению горожан, привыкших к нему, было разобрано.
Но это зародило традицию постройки здесь легких деревянных сезонных (летних) сооружений. Вскоре здесь появились беседки для продажи прохладительных напитков, эстрада для духового оркестра, а также временный ресторан.

В начале XX века участок бульвара, носивший название «сад при бульваре» (напротив совр. улицы Некрасова), взял в аренду у города немецкий предприниматель А. К. Бутлер. Вскоре это место прославилось своим рестораном и летним синематографом — кинозалом. Заведение это имело вид самый демократичный: на открытой эстраде крепилось полотно (экран), под навесом (на случай дождя) были устроены лавки с деревянной будкой сзади, где располагалась аппаратура. Оно привлекало своей доступностью самую различную публику, чего нельзя было сказать о бульваре в целом.

Гуляющие по Казанскому бульвару
Для прогулок по бульвару, как, впрочем, и набережной Волги, существовала негласная регламентация: гулять здесь могла лишь «почтенная» публика под бдительным надзором полиции. Вдоль бульвара были развешаны таблички: «По траве не ходить», «Собак не водить» (кстати, в Ростове Великом в это же время существовал городской парк, который имел при входе предостерегающую надпись: «Вход с собаками и мастеровым — запрещен»).

Вдоль бульвара по аллеям прогуливались купцы со своими женами, местные аристократки демонстрировали последние парижские моды, молодые офицеры высматривали себе невест.
В 1908 году уже знакомый нам А. К. Бутлер с разрешения городских властей устроил при своем ресторане стационарный летний кинотеатр (необходимо заметить, что «обустроить» бульвар на свой лад пытались и другие претенденты, в том числе хорошо известные в Ярославле Либкен, Окерблюм и др. — но они так и не смогли получить разрешение). В это время город переживал настоящий бум, связанный с установкой электрических фонарей на основных улицах и площадях города. Были они установлены и на дорожках бульвара, и в саду при бульваре.

В 1910 году территория бульвара со стороны Стрелецкой улицы была украшена кованой оградой. Вход со стороны этой улицы оформили в виде ажурной арки, которая просуществовала до 1983 года и была заменена обычным железным забором.
В этом же 1910 году в саду построили большую красивую эстраду с садовыми диванами перед ней. Специальным решением городской думы от 2 мая 1911 года здесь могли играть полковые духовые оркестры с первого мая до первого сентября в вечернее время с 17-18 часов до 22-23 часов за определенную плату. Это еще больше усилило привлекательность бульвара, куда после пеших прогулок по Волжской набережной и бульвару горожане приходили насладиться духовой музыкой, перекусить в павильонах, отдохнуть и хорошо, неспешно закусить дорогое вино в ресторане. Сад являл собой вид необыкновенный: яркие цветники, фонтаны, фонари по вечерам — все это радовало глаз.

Казанский бульвар. Сад.
В 1914 году электрический синематограф «Рекорд» в соответствии с соглашением был передан городу Бутлером безвозмездно, но в целях поддержания соответствующего порядка театр несколько раз сдавался в аренду, в т.ч. московским купцам. Арендуя, они вкладывали большие деньги в ремонт кровли, стен, планируя впоследствии выкупить его у города, но помешала революция, затем мятеж 1918 года, что привело к разрушению и запустению бульвара и сада при нем, где уже не было ни сада, ни ресторана Бутлера, которые сгорели. Исчезли цветники и фонтаны, и лишь эстрада одиноко стояла в стороне.

В 1928 году на бульваре, получившем весной 1918 года новое наименование — Первомайский (в честь демонстрации молодежи 1 мая 1905 г., разогнанной казаками), появился кинотеатр «Скиф». Бульвар постепенно был восстановлен с помощью субботников и воскресников: убрали мусор, провели электроосвещение, произвели посадку деревьев и кустарников.

Кинотеатр Летний
Весной 1938 года здесь началось строительство огромного для того времени здания кинотеатра (с залом на 900 мест), получившего наименование «Летний», так как работал он только в теплое время года и был пущен строй весной 1940 года. Этот кинотеатр пользовался огромной популярностью, так как был «первым экраном» в городе для всех новых фильмов. В мае 1973 года его снесли, а вслед за ним и эстраду. Одновременно с этим «привели в порядок» и территорию бывшего сада при бульваре — убрали цветники, клумбы, посадили новые деревья.

Однако вместе с этим была забыта и традиция, когда рядом с «Летним» устраивалось несколько павильонов сменяющих друг друга предлагаемых товаров и услуг, в результате чего была создана своя неповторимая зона отдыха.

Бульвар
До наших дней сохранилась лишь детская площадка, с небольшим набором аттракционов, но в отсутствии соответствующей инфраструктуры она уже не имеет того значения, которое придавалось детскому отдыху ранее.

Атракционы на Первомайском бульваре
С 1974 года территория бульвара и сада опять стала пустой и лишь последние годы обзавелась палатками, приглашающих угоститься прохладительными напитками, пивом.

Первомайский бульвар

Фотографии Первомайского бульвара

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.