8 Apr 13:49 avatar

История Юбилейной площади

Площадь ЮбилейнаяТак повелось, что введение в строй крупных объектов – зданий, сооружений – приурочивалось и приурочивается к каким-то значимым датам, чаще круглым – юбилейным. Ярославль не стал исключением на фоне общих тенденций для российских городов. В городе есть гостиница «Юбилейная» (1967-1973г.г. – в честь 50-летия Великого Октября), юбилейная беседка-ротонда на Стрелке (1985г. – в честь 975-летия города), недавно появился мост Юбилейный (в честь 1000-летия Ярославля), есть площадь Юбилейная, о которой и пойдет речь. С течением времени часто забывается, в честь какого юбилея была названа та или другая постройка, площадь, улица.

Вот и данная площадь получила свое новое название в честь 950-летия Ярославля в октябре 1960-го года. Позже, когда 950-летие стало уже не таким актуальным в текущей жизни города, это название сократилось до лаконичного Юбилейная площадь без упоминания конкретной даты.

Ярославль, юбилейная площадь, фото рубежа 60-70 годов
Свое первоначальное название – Автозаводская площадь (1957-1960 г.г.) – она получила, когда была основана в соответствии с новым послевоенным генпланом и начавшимся строительством Дворца культуры автозавода (ныне – Дворец культуры ЯМЗ), который должен был стать крупнейшим культурно-зрелищным объектом города.

Хотя времени прошло очень мало – около 60 лет с момента начала ее формирования, трудно себе представить, что в то время это была окраина города – место городских огородов, где отдельные крупные постройки – жилые здания – стали появляться вскоре после войны. Именно жилые здания в этот период формировали основной фронт застройки центральных улиц и проспектов, создавая главные градостроительные ансамбли города. В целом для строительства многоэтажных домов в послевоенное десятилетие характерно огромное разнообразие трактовки облика здания, что определялось индивидуальным подходом каждого архитектора к поставленной задаче. Помимо общих установок довоенного времени в области жилищного строительства, в это время прибавилось требование выразить во вновь создаваемых архитектурных ансамблях общее настроение подъема и пафоса победы над фашизмом. Еще более широко, чем в 1930-х годах, использовались ордерные элементы, пилястры, лепной декор, разнообразные орнаментальные мотивы.

Больше внимания стали уделять иллюстративной символизации идей, выражающейся в эмблематике, национальных «атрибутах», в определенных формах архитектуры прошлого, художественных образах архитектуры той эпохи.

Вот такой первой престижной постройкой, появившейся в городе после Великой Отечественной войны, стало жилое здание на 100 квартир на вновь формирующейся площади, построенное в 1948 году по проекту архитектора А.А. Матвеевой (пр. Ленина, 35/88). Восьмисекционный пятиэтажный жилой дом стал своеобразной точкой отсчета нового качества архитектуры жилища Ярославля и определил масштаб будущего перспективного ансамбля города, положил начало формированию парадно-торжественного облика площади.

Пр. Ленина, 35/88 , архитектор А.А. Матвеева
Композиционная основа здания базировалась на трехчастном делении стены по вертикали профилированными поясами-карнизами, а также четком ритме узких вертикальных ризалитов с элементами ордерной системы. Главные фасады, выходящие на проспект Шмидта и Некрасовскую улицу, строились по индивидуальным ритмометрическим закономерностям. Самой сложной и пластически нагруженной фронтальной композицией здания является фрагмент фасада по улице Некрасовской, ориентированный на северо-восточную сторону площади. Решенный симметрично, он фланкируется узкими ризалитами, обрамленными поярусно пилястрами и полуколоннами соответственно дорического и композитного ордеров. Центральная плоскость фасада также заполнена в межоконных пространствах спаренными пилястрами со всеми атрибутами ордерной системы, а посередине ярусов – балконами полуциркульного гранного очертания.

Под окнами четвертого этажа размещена «пунктирная» лента балюстрады, которая усиливает пластический рельеф среднего горизонтального пояса, придавая ему ажурность и изысканность. Первый этаж предусмотрен под размещение магазина, поэтому характер общественной функции подчеркнут ритмом крупных окон-витражей и симметрично фланкирующих их дверных проемов.

Пр. Ленина, 26 , архитектор К.И. Керимзаде
Следующим элементом площади стал пятиэтажный (Г-образный в плане) 64-квартирный дом завода «Свободный труд», спроектированный в 1953 году по проекту архитектора К.И. Керимзаде. Диагонально расположенный по отношению к первому жилому зданию, он должен был стать одним из элементов достойного обрамления будущего крупнейшего культурно-просветительного учреждения. «Жилой дом явится составной частью ансамблевой застройки всей площади» – такая установка лежала в задании на проектирование. Поэтому главное внимание автор проекта сосредоточил на архитектурном декоре и расстановке композиционных акцентов на фасадах здания. Его основное горизонтальное членение подчинено гармоническому ряду золотого сечения, которое подчеркнуто на фасадах достаточно развитым горизонтальным поясом, – карнизом, разделяющим три нижних этажа (выделенных рустовкой) от двух верхних.

Крупная рустовка нижних этажей, деление фасада на две части промежуточным поясом-карнизом, смещение крупных декоративных «пятен» с треугольными фронтонами, рельефными полуколоннами ионического ордера к углу здания и множество мелких деталей и элементов подчеркивали градостроительное положение и статус дома. О том, какое большое значение придавалось каждому элементу будущего ансамбля, свидетельствуют многочисленные варианты проектных предложений жилого дома, его архитектурного оформления, дошедшие до наших дней. В них искались и оттачивались разные приемы композиции, формообразование всех составляющих элементов, ориентирующихся как на установку градостроительного положения, так и на современные тенденции в мире архитектуры.

Противолежащий 120-квартирный жилой дом Автозавода, спроектированный в 1954 году (пр. Ленина, 24) архитектором А.А. Матвеевой, стал вторым элементом «пропилей» ансамбля и продолжил архитектурную тему дома завода «Свободный труд», зеркально отобразив ее композиционные оси. Здесь также в задании на проектирование главные установки гласили: «Архитектурное оформление фасадов здания должно отвечать положению его на одной из главных магистралей города. Горизонтальные членения проектируемого дома должны соответствовать генплану 100-квартирного дома, расположенного на пр. Шмидта», отдавая сначала предпочтение формированию «ворот» парадного въезда на площадь с северо-восточной стороны. Но позднее, согласно замечаниям главного архитектора, сделана переработка фасадов с учетом архитектуры строящегося напротив жилого дома завода «Свободный труд», смещая приоритеты в пользу главной оси площади.

пр. Ленина, 24, архитектор А.А. Матвеева
Мощное Г-образное по конфигурации в плане здание воспринимается в целом гармоничным и уравновешенным, лаконичным по формообразованию. Рисунок и пропорции декоративных «пятен» в виде красивого контрналичника и балконов с ажурными ограждениями и фигурными кронштейнами, большая арка с мощным архивольтом и изящной решеткой, а также крупные арочные окна-витражи первого этажа с декоративными веерными замками, выполненными в штукатурке, – все это подчинено установленному масштабу и выбранной теме многоэтажного жилого дома.

Главная композиционная ось резко смещена к площади и закреплена ризалитом, завершающимся портиком из четырех полуколонн стилизованного композитного ордера на уровне четвертого-пятого этажей с треугольным фронтоном и декоративной эмблемой в тимпане.
Нижний ярус трактован мощными рустованными пилястрами на высоту трех этажей, в нишах между которыми на гладкой стене прочерчены прямоугольные окна.

Такой прием является характерным для многих архитектурных произведений Ярославля начальной стадии зрелого классицизма, построенных в конце XVIII – начале XIX века (дом Бутиковых, дом Толгского подворья, дом Кудасова и многие другие).
Все в проекте продумывалось до мелочей, начиная с общего концептуального решения силуэта застройки, пространственных «пауз» между ее элементами, единых приемов построения объемов, взаимосвязи отдельных зданий ритмическими основами построения композиции, пластическими элементами. Об этом свидетельствует проектная документация, дошедшая до наших дней, содержащая множество уникальных деталей и элементов, которые не были реализованы в конечном итоге, а неоднократно упрощались, заменялись и вообще упразднялись вследствие очередных изменений в установках об архитектурной деятельности, пришедшихся на период реального воплощения в жизнь ранее разработанных проектных предложений.

Так случилось и с домом № 24, строительство которого началось в период выхода постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 4 ноября 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», ставшего отправной точкой нового этапа развития архитектуры. Гармонично задуманное решение уже в ходе строительства было пересмотрено в сторону упрощения: исчезла рустовка, арочные проемы витражей были заменены простыми прямоугольными очертаниями, потеряла свою значимость большая проездная арка, превратившись в одноэтажный сквозной прямоугольный проем.

Сложный композитный ордер был заменен более тяжеловесным тосканским, отказались от террас-лоджий с северо-восточной стороны здания, балюстрады и сложного пластического декора карниза, контрналичников, являющихся основой пластических «пятен», а также многих других элементов декора, с утратой которых развалилась общая концепция построения здания. Поэтому так странно смотрятся отдельные выступающие балконы посередине безотносительной плоскости фасада, ограждения и пластика деталей которых тоже до предела упрощены, ничем не подкреплено местоположение ризалита с портиком, ажурные решетки и пластические элементы уступили место утилитарным заборам и несущим устоям.

Тема карниза отошла на второй план, обнажив равнодушную сетку оконных проемов, которая ранее растворялась в мастерски проработанном проектном предложении. Неудачным является и современное колористическое решение здания, которое снивелировало художественно-декоративную индивидуальность постройки. Окрашенное в серый цвет, без выделения пластических элементов, оно получило излишне монументальный, официальный облик.

Дворец моторостроителей, 1974 год
Подобной участи, но еще более сложной и долгой истории своего сооружения, ожидало и наиболее значимое культурно-зрелищное учреждение Ярославля – Дворец культуры моторостроителей.

Дворец культуры моторостроителей должен был занять одно из самых ответственных градостроительных положений в городе – по центру новой площади, стать композиционной доминантой, фокусом, на который ориентирован весь комплекс проспекта Шмидта (пр. Ленина), улиц Некрасовской (ул. Некрасова), Пушкинской (пр. Толбухина). Для строительства был принят в качестве повторного применения проект здания Дворца культуры завода «Ростсельмаш» в городе Ростове-на-Дону (разработанный в 1949-1950 годах), привязка которого для Ярославля была осуществлена Ростовским Горпроектом в 1953-1954 годах под руководством архитектора — автора проекта Алексея Тимофеевича Мулика.

При разработке ярославского варианта Дворца культуры главным требованием было откорректировать архитектуру здания с учетом северного региона, а также создать свое новое решение по наружной отделке фасадов. Поэтому основное отличие двух проектов заключалось в решении боковых ротонд, которые в аналоге были открытыми (как в Волковском театре), а в повторном решении превращались в замкнутые стенами объемы, сохраняя принципиальное декоративное решение. Колонны заменялись пилястрами идентичного ордера, ритма и пропорций, в простенках между которыми располагались окна, равномерно освещая внутреннее пространство ротонд. В качестве наружной облицовки основной поверхности здания предполагалось использование инкерманского камня светло-золотистого тона.

Колонны, капители и венчающий карниз должны были оштукатуриваться церезитовым раствором, в состав которого также входила крошка и пыль инкерманского камня, а для цоколя был выбран крымский зеленый диарит. Такая теплая цветовая гамма должна была, по мнению автора, более соответствовать северной полосе застройки (в отличие от аналога с офактуренными бетонными плитками серого тона), одновременно подчеркивая нарядность и парадность монументального решения. Главный вход в здание украшался скульптурными барельефами на фронтоне, выполненными в камне, по бокам и над карнизом устанавливались групповые скульптуры. На площади перед главным фасадом здания, который отодвигался на 25 метров от красной линии проспекта в глубину будущего парка, дополнительно предполагалось строительство двух фонтанов в обрамлении газонов и цветников, которые усиливали общее декоративное решение всего комплекса застройки, акцентировали его главный вход.

Клубные помещения, театр на 1000 зрителей и кинозал на 300 мест – основные функциональные зоны. При этом театральная часть, размещенная на 2-4 этажах, решалась по плану изолированно от остальных помещений дворца. Зрительный зал подковообразного очертания с большим количеством ярусных лож по периметру боковых и задней стен располагался на уровне пола второго этажа и занимал центральное положение. Клубная часть размещалась в первом этаже под театральной частью, а также в четырехэтажных объемах примыкающих крыльев здания. Соответственно схеме функционального зонирования решался главный вход в здание, который согласно планировочной идее имел пространственное разделение. Главный вход в клубную часть помещений устраивался в первом этаже, а вход в театральную часть – по открытым лестницам во втором этаже под общим портиком, подчиняясь строго симметричной композиции фасада, что придавало ему особую парадность и масштабность. Дополнительные входы размещались в торцах крыльев.

Юбилейная площадь
Строительство здания Дворца было начато в Ярославле лишь в 1956 году, а уже в 1957 году в проект были внесены первые коррективы, касающиеся фундаментов и использования других типов конструктивных элементов. В связи с отсутствием планомерного финансирования строительные работы производились весьма медленно, и к 1960 году были закончены только фундаменты и выложена стена по периметру здания первого и частично второго этажей, после чего стройка временно была приостановлена.

В результате затяжного строительства здания Дворца культуры и выхода новых постановлений партии и правительства, касающихся пересмотра приоритетных направлений в архитектуре и строительстве в середине 1950-х годов, принятые в проекте нормы проектирования, архитектурно-планировочные и конструктивные решения устарели и не отвечали более современным условиям и требованиям. В свете новых стилистических установок началась активная кампания по корректировке архитектуры здания в части исключения «архитектурных излишеств», совершенствования композиции плана, изменения которых уже только в первом варианте дали ощутимую экономию в размере 1 млн. рублей. При этом на фоне поисков качественно нового подхода к архитектуре нужно было не просто исправить некоторые ошибки в проекте, упростить его, как решали эту проблему ранее в большинстве случаев. Необходимо было создать такое сооружение в соответствии со своим грандиозным масштабом и градостроительным положением на базе частично осуществленных конструкций, образ которого прочно бы ассоциировался с понятием «современный, новый, совершенно иной».

Изменение творческой направленности архитектуры побудило зодчих опять обратиться к тем критериям, которые были выработаны в конце 1920-х – начале 1930-х годов, и, прежде всего, к органической взаимосвязи формы и функции, формы и конструкций, внутренней планировочной структуры с рациональным функциональным зонированием, лаконичных средств выразительности с современным языком архитектуры. Однако новый взгляд на данные установки неизбежно проходил сквозь призму опыта последующих трех десятилетий, которые наложили свой отпечаток на многие понятия, добавили такие ценности, как ансамблевое строительство, яркая образная композиция, диалектическая взаимосвязь исторического наследия и современной архитектуры, продолжение традиций русской культуры.

Ориентируясь на новый «эталон» крупного монументального общественного здания – Дворец съездов, строящийся в это время в Москве и ставший первым грандиозным сооружением, выполненным на качественно новом подходе к архитектурно-планировочному решению, необходимо было создать подобное современное сооружение с чертами демократичности и официальной парадности, строгий силуэт и пропорции которого увязывались бы с торжественностью и представительностью классического решения.

Вследствие этих обстоятельств проект здания Дворца претерпел неоднократную корректировку и переработку объема, фасадов и планов под руководством автора проекта А.Т. Мулика в течение 1959-1962 годов, сохранив свою принципиальную симметричную осевую объемно-планировочную схему решения с Т-образной конфигурацией в плане. Исчезли или претерпели значительное упрощение центральный восьмиколонный портик коринфского ордера на три этажа с аркадой и треугольным полуфронтоном, мощная балюстрада и арочные завершения витражей, сложный лепной карниз с кронштейнами, сухариками, пилястры коринфского ордера на фланкирующих ротондах, сложный рисунок рустовки с веерными замковыми камнями, декоративные эдикулы центральных входов, двухскатное завершение сценической коробки с треугольным фронтоном и многие другие детали и элементы.

В результате откорректированный проект был не только упрощен от «излишней» декоративности, но и увеличена полезная площадь помещений с 1700 до 2500 м² при сохранении общего объема здания, пересмотрена схема функционального зонирования, рассчитана акустика театрального зала, продумано его электро- и кинотехническое оборудование. Вместо нескольких ярусов лож в структуре зрительного зала был выполнен балкон с большим выносом. Отказались от открытых лестниц в театральную часть дворца, выбрав решение единого главного входа в здание. Здание приобрело ясный объем, простоту членений, четкую геометричность, крупную пластику и ненавязчивую деталировку. Спокойный ритм и крупный масштаб пилонов центрального симметричного объема придавали Дворцу благородную простоту и монументальность.

В варианте 1960 года в качестве декоративно-пластических средств, усиливающих общее образное решение, предполагался рельефный декоративный фриз, рустовка, имитирующая простую двухрядную разрезку (кладку) крупноразмерных блоков, а также две одиночные скульптурные композиции на фоне крайних на всю высоту здания витражей центрального ризалита с равномерным ритмом пилонов.

Для подчеркивания входной группы дверные проемы окантовывались наличниками с небольшими карнизами и устраивался мощный пьедестал с лестницей на всю ширину центрального ризалита. В это же время возобновилось строительство Дворца культуры моторного завода после выхода постановления Бюро ЦК КПСС по РСФСР и Совета Министров РСФСР от 20 октября 1961 года, разрешающего продолжить его строительство с рекомендацией (в рабочем порядке) частично переработать архитектуру и интерьеры здания с целью устранения всех излишеств.

На сооруженной основе продолжили возводить новый вариант проектного решения. В окончательном варианте, который был доработан Ярославским филиалом института «Гипроавтопром» при участии автора проекта и представлен на рассмотрение в июле 1962 года главному архитектору города Б.Л. Хуторянскому, убраны все немногочисленные декоративные элементы здания. Все было упрощено до предела, даже высота боковых ротонд стала единой с высотой боковых объемов, фланкирующих центральный ризалит, завершающихся карнизом в виде простой полочки. Фриз выполнен гладким, облицовка главного и частично боковых фасадов уже не имитировала крупноразмерную кладку, став мелкой и невыразительной, исчезли простенки между витражами ротонд, превратив их в сплошные стеклянные стены на уровне третьего этажа, входы в здание не выделялись из общего фона центральных витражей.

Дворец культуры моторостроителей был сдан в эксплуатацию 6 августа 1965 года. Единственным декоративным элементом его фасада была рельефная надпись с фирменным знаком, украшавшим высокий фриз центрального ризалита, на фоне гладко оштукатуренных плоскостей стен с неглубокими рустами, цоколь – облицован гранитом.

Дворец моторостроителей на Юбилейной площади
Свой окончательный облик здание Дворца приобрело в 1985 году, когда было полностью облицовано белым камнем – известняком, обновлен гранитный цоколь, появились новые архитектурные детали: по-другому решен портал, добавили рельефную окантовку центральной плоскости витражей, витражей и окон боковых крыльев и другие рельефные детали, исчезла фирменная надпись. Но в целом здание стало смотреться пластически интереснее, более парадно, монументально и современно.

Получившийся осовремененный, сближенный с архитектурой рационалистического направления неоклассицизм Дворца культуры – во многом непосредственный ответ на вызов времени. И если Дворец съездов стал началом четко определенной линии во всей советской архитектуре, то Дворец культуры моторостроителей стал отправной точкой новой архитектуры для Ярославля.
Это «направление» архитектуры четко читается в последующих постройках площади: 98-квартирном жилом доме Автозавода со встроенными магазинами напротив ДК по главной оси площади, здании плавательного бассейна «Автомобилист» на месте пересечения пр. Толбухина и ул. Свердлова. Монументальные, простые и рациональные объемы зданий выполнены в соответствии со своим назначением.

В основу жилого дома положен типовой проект, разработанный Горстройпроектом серии 1-418-3б. Равномерно перфорированная окнами стена дома и крупные стеклянные витражи магазинов на первом этаже в центральной части – главные темы композиции, четко отражающие функциональную структуру здания. Два карниза несложного очертания – единственные элементы «архаики», которые еще присутствуют на фасадах здания и связывают его с системой членений выстроенных жилых домов. Лаконичное по формообразованию здание бассейна в виде параллелепипеда частично поднято на опоры и под ним устроен главный вход, что очень удобно для подхода как с проспекта Толбухина, так и с улицы Свердлова и осуществления транзитного движения пешеходов. Мощные устои объема, обращенные на Юбилейную площадь (ул. Свердлова) не кажутся очень нагруженными вследствие визуальной облегченности стены за счет устройства огромного горизонтального витража, которые активно стали входить в моду 1960-х годов.

По первоначальному замыслу и юго-западная часть площади должна была быть застроена новыми пятиэтажными жилыми домами. Но в результате новых установок в проектировании и текущих изменений в проектах выяснилось, что «в силу неправильной (треугольной) конфигурации квартала № 11 не удастся получить удовлетворительного решения квартала при застройке его типовыми домами, как в части решения площади и в части решения внутриквартального пространства». Поэтому было принято решение отказаться от застройки данного квартала и спроектировать на его территории городской сквер. Вот так появился большой зеленый массив в структуре этой площади, гармонично оформив въезд на площадь со стороны вокзала и создав большую рекреационную зону для жителей прилегающих кварталов.

В 1972 году в сквере был установлен памятник Ф.И. Толбухину, окончательно придав официально-парадный статус площади.

Образ этой площади всегда был и остается значимым для города. Достаточно прочитать отрывок из туристического проспекта 1971 года, чтобы понять главный его смысл: «Мы зовем вас на проспект Ленина, который появился совсем недавно. Особенно он прекрасен в районе Юбилейной площади, где высятся многоэтажные жилые дома, где сверкают стеклянные фасады Дворца культуры моторостроителей и плавательного бассейна. Здесь много солнца, простора, зелени, и невольно приходит сравнение: город молодеет, город улыбается».

Фотографии Юбилейной площади

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.