24 Feb 13:02 avatar

История гостиницы "Ярославль", ул. Свободы, д.2

Гостиница Ярославль
Сегодня ведется много споров и дискуссий относительно застройки участка площади Волкова (бывшей Театральной). Проводятся конкурсы, которые показывают различное отношение к пространству и его окружению. Нередко звучат отдельные мнения по поводу одной из наиболее поздних построек этой части города – гостиницы «Ярославль».

Негативные высказывания об ее архитектурном решении, чужеродном окружающей среде и неинтересным с современной точки зрения, предложения о замене ее более «стильной» формой все громче раздаются на фоне «завоевания» участков земли для новых модернистских построек. Но только незнание истории архитектуры или пренебрежение ее наследием, профессиональным мастерством старших поколений архитекторов, гражданских инженеров может побудить к подобным поверхностным суждениям, легкости решений о разрушении или глобальной переделке зданий и сооружений.

Смена периодов происходит очень быстро. Казалось бы, совсем недавно (относительно древней истории города), всего лишь чуть более 70 лет назад было принято решение о строительстве гостиницы «Ярославль». Но уже забыты события тех времен, все особенности и сложности принимаемых решений, серьезность выбора и обоснованность подхода к решению образа и масштаба нового строения, выбора места и решение генплана в соответствии с перспективным развитием города. В основе подобных претенциозных решений часто лежал конкурс – конкурс идей лучших специалистов региона, в обязательном порядке привлекаемых для участия в проекте.

В середине 1930-х годов наиболее интересным конкурсом, отображающим сразу несколько тенденций в области архитектуры и градостроительства, явился конкурс на здание новой гостиницы (первой советской гостиницы!) на центральной площади Ярославля. Здесь нашли свое отражение такие разнообразные взаимосвязанные факторы, как установки нового генплана города и масштаб застройки исторического центра; появление новых «зданий-ориентиров» в Москве и формирование им подобных на региональном уровне; поиски и становление новых типологических видов зданий, отработка их программ и понимание новых тенденций времени.

Москва
Новый генплан города, утвержденный в 1936 году, разрабатывался в сложный переходный период, когда в стране началась бурная антирелигиозная кампания, которая повлекла за собой невосполнимые архитектурные утраты. В 1932 году местными властями была развернута активная газетная кампания («Подлинно социалистическим городом, а не музеем церковных древностей должен стать Ярославль») и одновременно началось планомерное уничтожение церквей. Этот процесс в Ярославле был вполне закономерен вследствие подобных действий в столице нашей страны, которая была всегда главным ориентиром в принятии каких-либо решений.

Генеральный план реконструкции Москвы, утвержденный в 1935 году, нацеливая на сохранение и развитие исторически сложившейся структуры столицы, одновременно делал акцент на создании принципиально нового облика города. При этом никакие старые сооружения, за исключением шедевров мирового зодчества – Кремля, храма Василия Блаженного и некоторых других, не должны были препятствовать проведению реконструктивных мероприятий. Это видели и понимали многие советские зодчие, для которых генеральный план Москвы был своеобразным эталоном социалистического градостроительства. Вследствие этого многие ансамбли культовых сооружений на центральных площадях и улицах города с целью формирования нового образа «социалистического Ярославля» стали планомерно замещаться совершенно новыми по функциональному назначению и масштабному строю зданиями и сооружениями.

Вид на гостиницу Кокуева и Власьевский приход
Таким новым градостроительным акцентом на Театральной площади (ныне им. Волкова), достойным эквивалентом храмового комплекса – ансамбля церквей Власьевского прихода 1603 и 1633 годов, должно было стать здание гостиницы, символизирующее новое время и новые идеалы общества. При этом масштаб сооружения должен был быть значительнее крупнее исторических зданий, предопределяя перспективный образ города. «Здание гостиницы проектируется в пять этажей, исходя из установки генпроекта г. Ярославля, предусматривающего застройку основных магистралей города, как улицы Свободы, зданиями в пять и более этажей» — так указывалось в пояснительной записке к проектному заданию гостиницы на 170 номеров в г. Ярославле.

Поэтому одной из самых непростых задач было найти определенные соотношения нового масштаба строения с существующей исторической застройкой центра города, в частности Театральной площади. Решалась задача не только размещения здания, его архитектура, но и перспективное планировочное решение всей площади в увязке с Власьевским садом, перспективным объединением улиц Свободы и Сулимовской (ныне – Кирова), со зданием театра. «Нужно по отношению к Волковскому театру вопрос решать так, чтобы здание гостиницы не задавило театр» — так понимали одну из задач архитекторы, принимавшие участие в этом конкурсе.

Вторым, не менее значимым, моментом, повлиявшим как на идею строительства новой социалистической гостиницы в Ярославле, так и на творческую концепцию архитектора-победителя, явилось строительство главной советской гостиницы в Москве (1932-1938 гг.) по проекту Л.И. Савельева, О.А. Стапрана и А.В. Щусева. Претенциозность задач, смена стилистических установок, авторитет московских архитекторов, осуществляющих проектирование гостиницы, привлекли внимание всей страны к столь необычным и новым проблемам растущего и преобразовывающегося государства. Архитектурное решение гостиницы «Москва» явилось своеобразным эталоном, на который стали ориентироваться провинциальные архитекторы.

При оценке выбранного проектного предложения гостиницы в Ярославле Д.В.Разов (секретарь МАО, эксперт из Москвы, принимавший участие в жюри конкурса) отмечал в своем решении, что в нем «московская гостиница также читается». Соответственно и выбор площадки для строительства был столь же претенциозен, как и в Москве. Это – одно из узловых пространств исторического центра города. Данный участок соединил архитектурные символы разных эпох (в том числе и Знаменскую башню), отсюда берет начало одна из главных улиц Ярославля – Свободы. Члены жюри при рассмотрении вариантов проектов, оценивая их экономическую и художественную составляющую, так отмечали свое отношение к решениям: «Выбрали хорошее место, и надо за это платить деньги. Здесь надо подойти таким образом, что это центр города, на который будут смотреть и откуда будут «танцевать» архитекторы».

Проект
Конкурс проводился в сентябре-октябре 1936 года, рассмотрение проектов и подведение итогов состоялось 18 октября. В состав жюри входили представители Облкомхоза Ярославского Горсовета, Яргоркомхоза (руководители и инженеры), заведующий трестом ярославских гостиниц, гражданские инженеры и архитекторы из разных проектных организаций, в их числе Е.А.Полушкин, П.А.Яковлев, Ю.П.Боровский, Н.Д. Шилов. От Москвы в качестве эксперта выступал архитектор Дмитрий Васильевич Разов (секретарь МАО). Для участия в конкурсе персонально были приглашены четыре наиболее известных ярославских архитектора: А.В.Федоров, С.В.Капачинский, И.П.Дубов, Н.П. Папин.

Также, помимо персонального приглашения, в конкурсе могли принять участие все члены Ярославского отделения ССА, проживающие в г. Ярославле. В итоге (13 октября) на смотр жюри было представлено 5 проектов под следующими девизами: «Красная окружность», «Черта», «Окружность», «Треугольник в круге», «Красный флаг». Символичные девизы, символичные проекты, они наиболее ярко отразили тот сложный, переходный этап в стилистическом отношении, когда одни архитекторы еще никак не могли отказаться от рационально-аскетичного начала формообразования («коробочной архитектуры»), видя именно в нем символичность новой эпохи, другие использовали принципы нового и старого стилей, а третьи уже полностью отошли от позиций конструктивизма и активно оперировали приемами и деталями неоклассицизма.

Так, в проекте «Окружность» автор, используя целиком заимствованную архитектурную композицию в виде периптера, мало задумывался о климатических особенностях региона, взаимосвязи формообразования с функциональной основой проекта. Д.В. Разов дал очень конкретную оценку этому творчеству: «В целом относительно этого проекта можно сказать следующее: начиная с архитектуры – формализм. По второму этажу автор задумал кругом обязательно обойти террасой здание. В Ярославле это не годится. То, что является основным моментом в этом проекте, все подтянуто и как-то пришито».

В проекте «Треугольник в круге» автор настолько увлекся декорированием фасадов, что в итоге площадь стен с элементами чрезмерной «пышности» решения стала составлять около 30 % от общей площади здания, что тоже было недопустимо с экономической точки зрения. При этом то, ради чего все делалось, – красивая архитектура – так и не было достигнуто. «Фасады не гостиницы, а скорее здания банковского характера и производят скучное впечатление, однотонное», – так оценили это решение члены жюри. Интересен и политический подтекст оценки архитектурных деталей проекта, выражающий новый взгляд времени на их образ. Так, в декоре фасадов автор проекта использовал традиционные (античные) скульптуры кариатид, что тоже было неприемлемо, так как считалось, что «принятая форма кариатиды политически не верна». Новыми символами становилась «женщина с веслом», «рабочий и колхозница с молотом и серпом» или «со снопом колосьев» и другие.

Продолжением «Ле Корбьюзианской» темы архитектуры или «коробочной» архитектуры 1930-х годов с допущением «маленькой роскоши» в виде наличников и четырехугольных колонн отличался проект «Красный флаг». «Автор взял корбьюзианский план, то, что раньше называлось «ящиками», и не решил дальше того, что было в 30-м году, на чем они с Гинзбургом провалились. Простое разграфление бумаги по линейке — это не искусство, а оформление», – резко негативно высказался эксперт из Москвы, подчеркивая лишний раз своим выступлением, что эпоха конструктивизма в середине 1930-х годов закончилась и возврата не будет.

Своеобразной гранью между аскетичностью и излишней парадностью являлись решения, представленные в проектах «Черта» и «Красная окружность». «Критический» выбор архитектурной стилистики, отдельных архитектурных приемов и деталей, таких как симметрия, фланкирование объема, ордерная система, использование башенных завершений объемов, отличало эти проекты. Но если в первом проекте простое и четкое «архитектурное оформление фасадов», по мнению комиссии, не выражало характера гостиницы, а скорее жилого дома, то второй проект представлял то, что от автора требовалось, – архитектурное назначение здания. «Здесь есть гостиница. Эта стена решена так, что можно сказать, это учреждение или жилой дом, а именно это – середина, где есть и общественность и жилье». Фасады, выполненные в итальянском ренессансе с применением тосканского ордера, по массам производили «благоприятное впечатление» и для здания гостиницы считались приемлемыми. А прием использования симметричных башен на двух главных фасадах гостиницы «Ярославль» делал узнаваемым в ней образ московской гостиницы, что сразу же отметил Д.В. Разов.

Совершенно по-разному архитекторы подошли и к проработке генплана гостиницы в увязке с комплексным решением улиц Сулимова (Кирова), Свободы, Театральной площади (Волкова). Одни полностью проигнорировали ситуацию и просто схематически «вписали» в среду свой объект («Красный флаг», «Треугольник в круге»), снеся при этом почти все исторические здания, в том числе и Знаменскую башню. Другие же прорабатывали свое решение, основываясь на взаимосвязи всех элементов градостроительной композиции, учитывая уникальность среды, сохраняя многие исторические здания, включая в сценарий использования пространства и зеленый массив Власьевского сквера. Этим отличались проекты «Красная окружность», «Черта», «Окружность».

Согласно установкам программы и нового генплана, во всех проектах было принято 4-5-этажное решение с разными вариантами объемных композиций, подчеркивающих градостроительное положение: с одной угловой башней, симметричное решение с двумя башнями, нейтральное безакцентное решение формы, создание периптера со ступенчатой архитектурной формой. Неоднозначен поиск линии застройки будущей гостиницы, в разных проектах – разные ориентиры. Особенно интересен выбор в проекте «Красная окружность», где, на первый взгляд, нет видимого закрепления линии застройки по Театральной площади, но автор исходит из градостроительной перспективы слияния улицы Свободы с улицей Сулимовской (Кирова) и другими зданиями по Комсомольской улице. Для этого он убирает прилегающие к Знаменской башне («воротам» — как описано в стенограмме) стены пристроенных зданий, оставляя остальные три стены, и таким образом объединяет в единую систему главные улицы города с выходом к Волге. При этом Знаменская башня получала четырехсторонний обзор и служила своеобразным монументом-символом этой городской «артерии».

Плащадь им. Волкова
Планировочные решения зданий в представленных проектах идентично отличались как схемой функционального зонирования, так и глубиной проработки планов. Вопросы освещения помещений, их габариты и пропорции, решения входов и организация пространств – все это неравнозначно было продумано в конкурсных материалах. Много замечаний было по излишнему количеству стен, по лестницам, отмечалось несоответствие их решений нормам ОСТ, по компоновке номеров.

Сейчас кажется странным, что отрицательным моментом проекта считалось «большое» количество душевых, ванн, когда «на каждую точку по примерному подсчету приходится по 4 человека!», что было излишней роскошью для того времени. Одновременно из-за стремления сэкономить площади здания допускались такие нелепые ошибки, когда, например, на две ванные проектировалась одна раздевальная. «Санпропускники» для гостей, «помещение для дезинфекции» одежды и белья и одновременно номера-люкс, ресторан и бильярдная – казалось бы, несочетаемое сочеталось в структуре нового типологического объекта, опираясь на реальную прозу жизни и мечтая о будущем «светлом» бытие.

Лучшим планировочным решением было признано решение проекта «Красная окружность». На фоне остальных предложений оно отличалось хорошей проработкой планов, грамотным зонированием с разделением сооружения на отдельные корпуса, красивым решением ресторана с ориентацией в сад, хотя это и сопровождалось небольшим увеличением кубатуры здания. Организация внутреннего двора делала удобной загрузку разных технологических помещений гостиницы, а замкнутый контур комплекса гостиницы рационально объединял в единую структуру все его составляющие. При этом с планировкой объекта тесно взаимоувязывались градостроительное решение и архитектура здания.

В конечном итоге при сравнении всех возможных пунктов рассмотрения конкурсных материалов (генплана, архитектуры, планировочного решения) члены жюри пришли к однозначному решению, что первую премию можно присудить проекту «Красная окружность», а вторую – проекту «Окружность». Было вскрыто два конверта: первая премия досталась архитектору С.В. Капачинскому, технику Н.Б. Щапову, вторая премия – архитектору И.П. Дубову. Остальные конверты не были вскрыты и возвращены вместе с проектами участникам конкурса. К сожалению, мы так никогда и не узнаем авторство всех проектов.

Согласно архивным данным, следующий этап работы был достаточно интенсивным и плодотворным. Данный конкурс помог не только выбрать один из вариантов гостиницы, определившись с градостроительным решением и архитектурным образом здания, но и помог выработать окончательное проектное задание постройки гостиницы. Протоколы заседаний экспертного совета, секции жилищно-бытовых и административных зданий сектора гражданских сооружений НТО НККХ-РСФСР отражают очень плотный график работы не только автора проекта С.В. Капачинского, но и постоянную оценку экспертов контролирующих инстанций. Причем они вносили свои коррективы не только в конструктивно-планировочную структуру здания, но и в архитектуру фасадов, генплан участка. Много было текущих изменений, связанных с увязкой градостроительного положения гостиницы. Изменилось и планировочное решение здания. Дефицит средств, ограничение выделенной суммы на строительство не позволили реализовать в комплексе замкнутое очертание здания-квартала.

Гостиница Ярославль, ул. Свободы, д.2
Первоначальное разделение его на две очереди, а затем и отказ от корпуса-ресторана, выходящего в сквер, привело к градостроительной незавершенности композиции гостиницы как с улиц Свободы, Собинова, так и со стороны Власьевского сада. Но, несмотря на отдельные недостатки, выстроенное здание гостиницы достойно представляет архитектуру периода широкой реконструкции центра Ярославля в советский период, все ее сложности и противоречия.

Гостиница, ул. Свободы, д.2
Этот объект стал самым значимым для его автора – С.В. Капачинского. Он достаточно долго и скрупулезно прорабатывал все элементы и детали здания, включая его интерьеры, элементы декора интерьеров, индивидуальные предметы мебели.

На современном этапе абсолютное большинство зданий 1920-х – 1950-х годов в лучшем случае имеют статус памятников местного или регионального значения или не имеют никакого статуса. Это означает, что на практике они не защищены перед разрушительной разновидностью реконструкции, грозящей полной перепланировкой, изменением функции, порой оставляющей лишь фасады от первоначальных строений. В результате этих действий целый ряд памятников советского наследия теряет свою историческую подлинность, утрачивается определенный пласт архитектурного наследия.

Ул. Свободы, д.2
Сегодня мы уже наполовину утратили и здание гостиницы, потеряв его самобытность вследствие последнего проекта реконструкции, когда была уничтожена авторская концепция интерьеров здания со всеми атрибутами и мебелью. Та функция, которая была первичным моментом, определявшим и образ, и планировочное решение, и даже градостроительную конфигурацию здания, заменена на абсолютно чужеродную для него – торговлю и офисы. Сегодня еще можно было бы воссоздать уникальную среду – уголок советского быта Ярославля под названием «Советская гостиница». Пожить, окунуться в ту эпоху, почувствовать ее особенности – все это еще может быть реальным.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.