21 Dec 01:21 avatar

Генплан реконструкции и развития Ярославля – "Большой Ярославль"

Жилой дом, ул. Советская, 6
В октябре 1936 года был утвержден один из самых значительных ярославских градостроительных документов ХХ века – генеральный план реконструкции и развития Ярославля – «Большой Ярославль». Многие современные исследователи истории архитектуры и градостроительства Ярославля используют данный термин, описывая первый генеральный план города, утвержденный в 1924 году.

Но это неверно, так как название «Большой Ярославль» появилось в прессе только в начале 1930-х годов, когда на полосах газет стали освещаться вопросы подготовки и обсуждения очередного генерального плана, утвержденного в 1936 году. Первый генеральный план города под названием «Проект перепланировки и расширения г. Ярославля» на страницах газет в начале 1920-х годов печатался под рубрикой «Новый Ярославль». План «Большой Ярославль» разрабатывался в течение долгих восьми лет с учетом уже накопленного градостроительного опыта в стране и древнем русском городе. Именно этот план на долгие годы предопределил перспективное развитие Ярославля – «города радости, счастья и культуры» или «образцового социалистического города» – каким хотели его видеть в 1930-е годы не только авторы проекта, но и все жители города.

Контекст времени и среды

Тридцатые годы двадцатого столетия были очень непростыми и ответственными для Ярославля. Спустя небольшой срок после утверждения первого генерального плана быстроразвивающийся промышленный город потребовал создания новой концепции его преобразования и перспективного роста, которая формировалась на фоне очень непростой экономической, политической и идеологической ситуации в стране.

Во-первых, на рубеже 1920-1930-х годов начинается антирелигиозная компания, которая влечет за собой невосполнимые архитектурные утраты. Секретное письмо «О мерах по усилению антирелигиозной работы», подписанное секретарем ЦК Л.М. Кагановичем и распространенное по всей стране в 1929 году, явилось отправным моментом «борьбы» со многими культовыми сооружениями, нередко являющимися ценными историческими памятниками. В 1931-1932 годах местными властями города готовятся предложения по новому плану города, предусматривавшие снос церквей с площадей и улиц города. Для «переоценки ценностей» архитектурных сооружений были приглашены представители Народного комиссариата просвещения П.Д. Барановский (сектор науки) и Н.Н. Померанцев (Центральные государственные реставрационные мастерские – ЦГРМ).

Ученые твердо заявили, что будущий социалистический город, связанный с богатым культурным наследием, не должен лишаться исторических памятников, что их наличие может только усилить его ценность и значительно обогатить образ нового города. Их «особое мнение» рассматривалось в Москве 17 декабря 1931 года на заседании Совета ЦГРМ Наркомпроса и нашло широкую поддержку члена ГАМК Н.И. Сычева. В частности он сказал: «Ярославль есть действительно «международный центр», по памятникам которого можно изучать многие разветвления в области развития общеевропейского искусства и притом с большей полнотой, чем по собственно европейским памятникам».

Этот вывод не устроил местные власти, которые развернули новую газетную компанию в 1932 году «Подлинно-социалистическим городом, а не музеем церковных древностей должен стать Ярославль», параллельно начав планомерное и бесконтрольное уничтожение церквей. К счастью, этот процесс не дошел до полного абсурда. Начиная со второй половины 1930-х годов возобновились мероприятия в области охраны и реставрации памятников архитектуры, чему способствовало создание в 1932 г. межведомственного комитета по делам исторических памятников при ВЦИК, устранив тем самым ведомственную разобщенность в вопросах охраны архитектурных памятников. Благодаря этому были осуществлены большие работы по реставрации Спасо-Преображенского монастыря, церкви Иоанна Златоуста в Коровниках и других сооружений, а Ярославль сберег облик уникального исторического города.

Во-вторых, в тридцатые годы двадцатого столетия в СССР появляется новое направление в архитектуре, основанное на изучении классического наследия, получившее название – ретроспективизм или неоклассицизм, известное также под названием «Сталинская архитектура», «Сталинский ампир». В рассматриваемый период времени перед советской архитектурой возник вопрос о повышении качества нового строительства и о преодолении «художественной бедности» сооружений, что в свою очередь невозможно решить без глубокого изучения наследия.

Еще в 1934 году вышло постановление правительства, которое четко поставило перед архитекторами задачу создания новой советской архитектуры, отражающей завоевания эпохи социализма, при этом упор делался на освоение мирового и национального архитектурного наследия. «Громадные задачи, возложенные на архитектуру в условиях социалистического строительства и реконструкции городов, потребовали отказа от упрощенческих установок и схематизма, характеризовавших творчество значительной массы наших архитекторов. Партия и правительство поставили перед архитектурной общественностью, как одним из передовых отрядов советской интеллигенции, задачу создания архитектуры, способной полностью отразить величие и красоту социалистической эпохи, умеющей облекать глубокофункциональные решения, отвечающие потребностям нового человека, в высокохудожественные, идейно насыщенные формы… Вся работа должна базироваться на последних достижениях в области науки и техники, на творческом критическом освоении богатейшего наследия мирового зодчества и проводиться в условиях развернутой полноценной критики и самокритики» — так писал в 1934 году начальник Отдела проектирования Моссовета В.А. Дедюхин, освещая работу архитектурно-планировочных мастерских в Москве.

Здание гостиницы «Ярославль», ул. Свободы, 2

Проблема наследия в теории архитектуры всегда была связана с критической оценкой деятельности архитекторов прошлых лет. Поэтому изучение и анализ теоретических трактатов Витрувия, Альберти, Палладио, а также произведений выдающихся русских архитекторов Баженова, Воронихина, Захарова и других, стали основным направлением деятельности ведущих советских архитекторов, в том числе градостроителей, видящих в них неисчерпаемый источник нового формообразования, образности. В свою очередь, провинциальная архитектура, и в частности архитектура Ярославля, строилась на подражании творчеству современных архитекторов, таких как А.В. Щусев, И.В. Жолтовский, В.Г. Гельфрейх, В.А. Щуко, И.А. Фомин и других. Изменение творческой направленности архитектурных решений, основанных на использовании классического наследия, привело к появлению большого числа красивых градостроительных ансамблей, отдельных жилых и общественных зданий, являющихся выразительными акцентами застройки Ярославля.

В-третьих, генеральный план реконструкции Москвы 1935 года, который сформулировал принципы советского градостроительства и стал основным ориентиром в процессе создания генеральных планов других городов, утвердил «преемственность» по отношению к исторически сложившейся структуре города как главную позицию важнейшего для всей советской архитектуры документа. В то же время под этим лозунгом скрывалось двойное содержание этой позиции. Известный теоретик и историк архитектуры М. Астафьева-Длугач, рассматривая особенности генплана Москвы 1935 года, отмечает, что «провозглашая сохранение и развитие исторически сложившейся структуры столицы, генеральный план одновременно нацеливал архитекторов на создание принципиально нового облика города. В генеральном плане прямо говорилось, что никакие старые сооружения, за исключением шедевров мирового зодчества – Кремля, храма Василия Блаженного и некоторых других – не должны препятствовать проведению реконструктивных мероприятий.

Таким образом, сохранение исторически сложившейся структуры столицы, как признанного памятника русского градостроительства, сопровождалось решительной ломкой существовавших зданий и сооружений». Это видели и понимали многие советские зодчие, для которых генеральный план Москвы был своеобразным эталоном социалистического градостроительства.

Здание общежития, ул. Советская, 11/9.

Особенности проектирования

Новый Генеральный план реконструкции и развития Ярославля, утвержденный в 1936 году, имел решающее значение для развития архитектуры Ярославля. Разработанный ленинградским филиалом Государственного института по проектированию городов (ГИПРОГОР), авторским коллективом (В.А. Гайкович, М.П. Соколов, А.А. Андржейкович, З.Ф. Богомолова) под руководством одного из ведущих специалистов-градостроителей Н.В. Баранова, он учитывал и развивал исторически сложившиеся градостроительные тенденции и архитектурно-художественные традиции существующей застройки. Большой интерес представляет процесс его создания, когда впервые в градостроительной практике к нему были подключены не только всевозможные органы власти, но и трудящиеся Ярославля.

С 1934 года, когда генплан уже принципиально был намечен и авторами проекта предложены варианты развития территории Ярославля, на страницах газет начала проводиться «заочная производственная конференция по жилищному строительству» с целью обсуждения его среди общественности города и выработки окончательного решения. «Задача трудящихся Ярославля, инженерно-технических работников, архитекторов, работников общественных, партийных и советских организаций – тщательно изучить материалы по планировке города, принять активное участие в обсуждении этих важнейших вопросов», «Нужна помощь общественности» — так писала газета «Северный рабочий» от 24 августа 1934 года, подводя итоги внеочередному заседанию «заочной конференции». Именно в этот период появился и термин «Большой Ярославль» по отношению к новому генеральному плану города. Газеты пестрели заголовками «К обсуждению генерального плана реконструкции города Ярославля», «Познакомимся со схемой планировки Большого Ярославля!», «Мы должны иметь план Большого Ярославля», «За качество застройки города», «Большой Ярославль», «Создадим город радости, счастья и культуры» — без конца призывая жителей города к активному участию в этом обсуждении.

Такой почин был оценен и авторами проекта, которые подхватили эту инициативу газеты «Северный рабочий» и опубликовали несколько подробных описаний своих концепций, в частности — «На юг или на север» (Гайкович), «Несколько слов об экономических предпосылках» (Богомолова), «Пути реконструкции центрального района» (Баранов). Эта рубрика в газете существовала даже после официального утверждения генплана, постоянно освещая ход реализации проекта и внося поправки в процесс «превращения Ярославля в образцовый социалистический города». В самом начале пути перед проектировщиками стояла сложная проблема – наметить схему правильного размещения промышленности и развитие селитебной территории с культурно-бытовым обслуживанием в связи со значительным увеличением населения города. Много было сделано прогнозов относительно перспективной численности населения, в том числе предполагалось, что к 1942 году население возрастет до 425 тысяч человек, к 1945 – до 452. В результате остановились на варианте роста города до 540-550 тысяч человек, таким образом, население по плану увеличивалось в три раза (в 1934 году оно составляло 180 тысяч человек).

Административное здание областного УВД,  ул. Республиканская, 23.

В процессе проектирования в 1934 году было предложено к рассмотрению четыре схемы развития и преобразования города — «распределения территории большого Ярославля», различающиеся, в основном, вариантами взаимного расположения жилых и промышленных районов. В частности принципиальным представлялось размещение перспективного нефтекомбината. Предлагался северный правобережный вариант – у села Иваньково, левобережный (против деревни Скобыкино), южный правобережный (за тормозным заводом) и комбинированный – основной вариант — с разделением нефтекомбината на две части: сырьевые склады в районе тормозного завода и производственный в районе села Норского.

Основной вариант предполагал значительный рост как северного промышленного района, площадь которого должна была достигнуть 1500 гектар, так и южного селитебного, где в первую очередь должна была застроиться территория между московским шоссе и костромской линией. Далее жилой район перебрасывался через железную дорогу на берег Волги и объединялся с Коровниками. Поселок Дядьково сливался с южным районом. Территория аэродрома, Суворовского и шпалопропиточного заводов также должна была застраиваться жильем. Таким образом, на юге создавался мощный жилой район, рассчитанный вместе с Закоторосльным, на 250 тысяч человек.

Градостроительные принципы

Основным принципом, положенным в основу проектирования жилых районов и организации обслуживания населения – было формирование своеобразной ячейки, из которой складывались все жилые районы. Это – квартал-комбинат, «проектируемый с учетом наиболее выгодного хозяйственно-коммунального и культурно-бытового обслуживания населения». Размер, форма квартала определялись исходя из условий использования отдельных его элементов: детских учреждений, столовых, культурных помещений и т.д. Плотность населения проектировалась на конец расчетного периода 400 и 200 человек на гектар, в зависимости от типа жилой застройки. Хозяйственно-культурное обслуживание населения должно было осуществляется путем объединения ряда кварталов-комбинатов вокруг создаваемых подрайонных или районных культурных центров, обслуживающих 50-70 тысяч населения. Культурные центры располагались на территории жилых районов и должны были состоять из клуба или дома культуры, стадиона, кино, универмага, баз по доставке товаров на дом, кустарных мастерских и т.д. Этим новаторским решением по замыслу авторов достигалось наиболее рациональное обслуживание трудящихся.

Общегородской центр сохранялся в пределах центральной части города с перемещением его на Площадь Труда, а в дальнейшем на берег Волги. Большое внимание было уделено озеленению города, строительству парков культуры и отдыха. Так, центральный парк организовывался на левом берегу Волги в Тверицком бору, дополнительно предполагалось создание еще семи парков культуры и отдыха в разных районах города. В целом норма зеленых насаждений внутри города рассчитывалась исходя из 10 квадратных метров на одного человека.

Большое внимание уделялось транспортной схеме города. Предполагалось развитие станции «Всполье», строительство второй магистрали (после Московского шоссе) для связи центра города и южного района, прокладка дорог вдоль реки для связи между городом и прибрежными пунктами районного значения. Городской порт намечался в нижней части поймы реки Которосль. Часть порта, предназначенная для выгрузки промышленных грузов, располагалась ближе к американскому мосту, которая связывалась веткой со станцией «Всполье». Пассажирские пристани переносились в головную часть портовой территории стрелки, где в соответствии с проектом должен был появиться новый водный вокзал.

Жилой дом, ул. Советская, 12.

Второй вариант отличался от первого лишь организацией жилого района у Норского вместимостью 45-50 тысяч жителей. Третий и четвертый различались только разным размещением нефтекомбината. В результате активного продолжительного обсуждения, после окончательной доработки генерального плана с учетом всех поправок, был принят новый вариант, содержащий следующие основные положения:
развитие города как крупного промышленного и культурного центра, который займет территорию в 100 квадратных километров с населением в 550 тысяч жителей;
формирование крупной промышленной зоны в северном районе города, где предполагалась дополнительно (помимо Резинокомбината и завода синтезкаучука) постройка крупного автозавода на 25000 машин в год и частично на юге, где предусматривалось строительство крупного нефтекомбината с годовой мощностью в 4 миллиона тонн нефтепродуктов;
развитие города, его селитебной части, на запад в секторе между Волгой и железной дорогой на Москву и юг вдоль Московского шоссе к селу Крест, а также создание крупного жилого района с населением около 100 тысяч человек в Тверицах и на месте селений Савиново, Прокуярково, Парково;
застройка города крупными комплексами жилых и культурно-бытовых зданий на свободных территориях;
обеспечение органической связи старого ядра города с новыми районами, создание единой системы городских ансамблей, начиная с комплекса общегородского центра;
наиболее эффективный учет в новом строительстве выдающихся памятников архитектуры;
сохранение самобытного силуэта Ярославля со стороны рек Волги и Которосли, полное использование всех «естественных» природных условий;
создание Центрального парка культуры и отдыха в Тверицком сосновом бору, а также строительство второго крупного зеленого массива – парка в пойме реки Которосль.

Главные решения

Выбор места и развитие центра города – являлось одним из главных решений генерального плана 1936 года, отправным моментом составления всего генерального проекта Ярославля. Из двух предлагаемых Гипрогором вариантов расположения административного центра на Волжской набережной — выше Флотского спуска и у устья Которосли на Стрелке, предпочтение было отдано последнему, как по экономическим соображениям, так и по эстетическим. Затраты на его реализацию вместе со сносом жилых строений и Успенского собора составляли в три раза меньшую сумму по сравнению с первым вариантом. Большое количество пустырей, в 3,5 раза меньше потерь жилой площади – были решающими факторами выбора. Предполагалось вывести новый архитектурный ансамбль, включающий главные административные здания города, к живописной Которосльной долине, разместив его на месте старого кремля и связав в единую планировочную структуру с ансамблем Советской площади.

С одной стороны, этим решением восстанавливалась основная функция исторической зоны – стрелки, образованной слиянием рек Волги и Которосли, откуда начал свое историческое развитие город. Здесь располагался древний Успенский собор, к которому вел широкий бульвар от главной (Советской) площади, служившей фокусом сходившихся к ней трех лучевых направлений, центром которой была церковь Ильи Пророка. С другой — новый городской ансамбль активно включался в сложившуюся систему ансамблей, формирующих панораму вдоль Волги и Которосли. И, с третьей — комплексное решение нового общегородского форума на исторической подоснове позволяло органично слить его с живописной Которосльной долиной, в которой предполагалось разбить городской парк и разместить на замыкании поворотов и излучин реки наиболее интересные архитектурные сооружения. Особое внимание в проекте уделялось формированию набережных, как важнейших элементов композиций города.

Которосльная набережная решалась с сохранением исторического живописного силуэта, образованного определенным ритмом вертикальных доминант — памятников архитектуры. Волжская набережная претерпевала значительные изменения за счет создания нового фронта застройки, предусматривающего повышение этажности от стрелки до проспекта Шмидта (Ленина) с трех до восьми-девяти этажей с рядом башенных композиций, а также строительство новых парадных лестниц, благоустроенных смотровых площадок, оформленных колоннадами.

Жилище

Проблема жилищного фонда в центральном районе города на момент проектирования генерального плана была одной из самых острых. В 1934 году он располагал 376,6 тысячами квадратных метров жилой площади, что при численности его населения в 90 тысяч человек составляло норму жилплощади на одного человека 4,1 метра. Причем основная масса жилищного фонда была выстроена в дореволюционное время и имела изношенность от 20 до 80 процентов, что и послужило отправным моментом для выработки принципов реконструкции центрального района, в том числе принятии решений о сносе зданий.

Таким образом, предполагалось, что центральный район будет застроен исключительно капитальными зданиями. Реконструкция района предусматривала выявление в черте существующей застройки всех территорий, которые могли быть использованы под новое жилищное строительство. Очередность застройки была разбита на три периода: 1937, 1942 и 1945 годы.

Октябрьский мост через Волгу в Ярославле

В первый период предполагалось застраивать пустующие территории или освобождаемые от деревянных зданий, в перспективе рассматривался снос старых домов с износом 60 и более процентов. «Этажность домов запроектирована следующая: в районе бульварного полукольца – трехэтажные, от бульварного кольца до улицы Володарского к станции Всполье – четырех-, пятиэтажные. Плотность населения запроектирована – 440-525 человек на гектар к 1945 году. Организация жилых кварталов проектируется следующая: величина кварталов для районов бульварного полукольца остается без изменений, в среднем около двух-трех га. Район от бульварного полукольца до Городского вала – 4-5 га и в районе от Городского вала средняя величина квартала – 14 га.

По характеру расселения запроектированы 90 процентов квартирных домов в 2-3 и 4 комнаты и 10 процентов – общежития. Первые этажи жилых зданий используются под общественные учреждения – магазины, здравпункты, почту и т.д.» — писал Н.В. Баранов, знакомя жителей города со схемой планировки «Большого Ярославля».

Предполагалось, что в центральной части города разместится жилье для трудящихся северного промышленного района: жилищное строительство автозавода концентрировалось на ряде участков, идущих по магистралям, соединяющих старый завод и станцию «Всполье», образуя подрайон с собственным культурно-обслуживающим центром. Кварталы Резинокомбината застраиваются вдоль Городского вала (пр. Шмидта — Ленина) по обе его стороны и на протяжении от реки Волги до пересечения с улицей Свободы. Ряд жилых домов этих предприятий предполагалось построить в черте реконструированной части центрального района.

О грандиозности планов и темпов предполагаемого строительства говорят следующие цифры. По предварительным подсчетам намечалось, что на 1945 год в центральном районе города будет жить около 181,5 тысяч населения, тогда как за вычетом сносимых и амортизированных строений на тот период (при норме 9 квадратных метров жилой площади на одного человека) жилой фонд мог вместить только 34,2 тысячи населения. Таким образом, намечалось объем жилищного и общественно-бытового строительства довести к 1945 году до 12,7 миллиона кубометров.

Общественные здания и сооружения

В проекте реконструкции центральной части города был предусмотрен, помимо жилищного строительства, большой ряд общественно-бытовых зданий: Дворец культуры на 3500 человек на берегу Волги около стадиона Резинокомбината, три районных клуба с общей вместимостью 6000 человек, Дом Красной Армии на 2000 человек, дом обороны на 300 человек и Дом пионеров – на 1300 человек, а также центральный и районный универмаги, кинотеатры и другие учреждения. Причем все эти здания должны были «красиво архитектурно оформлены». В целом по городу предполагалось построить 109 школ, в том числе в центральном районе – 39, Закоторосльном – 48, Тверицах – 20 и прочих районах – 2 школы.

Намечалось строительство большого количества детских садов и яслей (на 30 тысяч детей) и культурно-просветительных учреждений. Помимо центрального района в Закоторосльном районе планировалось построить районный Дом культуры на 2500 человек и 4 клуба вместимостью 9000 человек. В районе Твериц – районный Дом культуры на 2000 человек, два районных клуба на 3000 человек и один Дом пионеров на 1000 человек. В прочих районах – два клуба на 750 человек. Кроме того предполагалось строительство семи театров (в том числе два летних), цирка и 16 кинотеатров, центральной библиотеки на 1 миллион томов. Также намечалось строительство медицинского, химико-технологического, санитарно-бактериологического и сельскохозяйственных институтов общей численностью на 4200 человек.

Наряду с высшими учебными заведениями проектировались строительный, экономический, железнодорожный, планово-экономический техникумы с общим числом 700 учащихся. Планировалось создание сети физкультурных баз, в том числе одна центральная – со строительством стадиона на площади Труда, центральный дворец физкультуры, три районных Дома физкультуры, четыре спортивных павильона, два плавательных бассейна и четыре водные станции. Строительство лечебных учреждений предусматривало 4400 коек в больницах, 1650 – в родильных домах. Намечалось строительство пяти бань, гостиниц на 3000-3500 человек и многое многое другое. Все это должно было превратить Ярославль в «крупнейший город социалистической индустрии и культурный центр страны..., который ознаменует победу на фронте строительства социализма» — именно к такой цели стремились создатели нового плана.

Инженерная и транспортная инфраструктура, озеленение

Громадные работы планировались по строительству и реконструкции инженерных сетей города — водопровода, канализации. Коренным образом реконструировалось трамвайное хозяйство, движение становилось двухпутным, а сеть трамвайных путей удлинялась до 80 километров. Протяженность автобусных путей должна была достигнуть 55 километров, троллейбусных – 28. Большое внимание уделялось реконструкции существующих улиц, площадей, скверов и бульваров. Намечалось, что центральная часть соединится с Закоторосльной и Заволжской мостами. Большой мост, рассчитанный «на трамвайное, автомобильной, троллейбусное и конное движение», стоимостью 70 миллионов рублей, должен был перекинуться через Волгу у Красного спуска. Через Которосль планировалось строительство четырех мостов и реконструкция существующего американского моста, по трем из которых должны быть проложены трамвайные пути.

Продолжая идею создания Ярославля по примеру города-сада, Большой Ярославль должен был «окутаться зеленью». Около 1500 гектаров должны были занять парки и сады. Площади зеленых зон уже были приняты дифференцированно в зависимости от района города. Так, в центре она составляла 8,5 квадратных метров на человека, 16,5 – за Которослью и 20 – в районе Твериц. Центральный парк культуры и отдыха проектировался в Тверицком сосновом бору с расширением его с 70 га до 525 га за счет прилегающих лесных участков, куда легко можно было попасть через коммунальный мост с трамвайным и автобусным сообщением. Вторым участком для крупного парка должна была стать пойма реки Которосль. Обилие воды и выход на Волгу благоприятствовали развертыванию здесь водной базы, развитию зимних видов спорта. «Унылые, замусоренные сейчас до крайности берега Которосли станут живописными, красивыми, покроются террасами изумрудной зелени» — писала газета «Северный рабочий» в 1936 году, представляя содержание проекта [9]. Планировалось сохранить и привести в образцовый порядок и сильно расширить Красноперекопский (Петропавловский) парк, парки у поселка им. Бутусова, Полушкину рощу и на Верхнем острове. Должен был появиться и свой парк в новом жилом районе – в Вологодской железнодорожной петле.

Размах строительства Ярославля был рассчитан на три очереди. Из 4 миллиардов 800 миллионов рублей предполагаемых затрат на реконструкцию города, в первую очередь намечались ассигнования в размере полутора миллиардов, во вторую – двух миллиардов и в третью – одного миллиарда трехсот миллионов рублей, причем половина этой суммы должна была пойти на жилищное строительство. Многое из задуманного стало реализовываться, но в грандиозные замыслы свои корректировки внесла война, которая жестко и безоговорочно заявила о других приоритетах времени, отсрочив выполнение многих задач.
Но даже в военные годы архитекторы и жители города по мере своих возможностей продолжали воплощать идеи о преобразовании Ярославля.

Набережная Которосли в 1944 году

Чего только стоило строительство новой набережной по Которосли в 1944 году, когда за 75 дней ударной стройки набережная обрела совершенно другой вид – красивый и благоустроенный! После окончания войны продолжились работы по реконструкции и развитию города. За десять послевоенных лет было построено много жилых и общественных зданий, стали строиться новые районы, развиваться промышленность города, благоустраиваться существующие улицы и проспекты, парки и скверы.

Однако большие изменения, происходившие в послевоенные годы в политике и экономике страны, в установках партии и правительства, потребовали пересмотра многих позиций «Большого Ярославля» уже в ходе его реализации, в результате чего в 1955 году был принят очередной – новый генеральный план города.

Автор статьи: Наталья Сергеевна Сапрыкина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.