17 Jan 12:27 avatar

Архитектура Ярославля в XIX веке

Вид Ярославля с Туговой горыВид Ярославля с Туговой горы.

На рубеже XVIII-XIX веков начинает проявляться тенденция, которая в середине XIX века нашла свое выражение в том, что постепенно главенствующее положение приобретает северная часть квартала, расположенная вдоль улицы Б. Рождественская (ныне Б. Октябрьская).
В это время к северному торцу дома Чепахиных (№ 2/27) был пристроен корпус, который завершил оформление угловой части квартала по улице Б. Рождественская. Это было важным потому, что к тому моменту на соседних участках этой улицы уже находились два отдельно стоящих «обывательских» дома в два этажа, построенных в конце XVIII века. Сомкнутым с домом Чепахиных стало владение Соколова Ивана (дом № 29), а его соседом оказался владелец дома (№ 31) Федор Хохлов.

В отличие от планомерного и регламентированного строительства конца XVIII века дальнейшее освоение территории квартала проходило спонтанно, по мере приобретения новыми владельцами участков в разных его частях.

В 1800 году самыми крупными землевладельцами в северной части квартала по улице Б. Рождественская являлись купцы — братья Андрей, Сергей и Алексей Шапулины. Они выкупили у Овсянникова бывшие дорегулярные хозяйственные постройки XVIII века и превратили свои владения на углу улиц Б. Рождественская и Нетечи (ныне — Южный переулок) в семейную усадьбу. В 1802 году Алексей Шапулин построил угловой двухэтажный особняк, куда были включены ранее существовавшие постройки. Этот дом (№37/1) так и остался единственным в квартале зданием в духе провинциального раннего купеческого ампира. Одновременно происходило обустройство этой же усадьбы по улице Нетеча. Здесь была сооружена каменная ограда с массивными пилонами ворот и одноэтажный флигель (левая часть дома № 1 Южного переулка). Позднее, в 1833 году, к нему были пристроены «кладовые железного товара» в виде протяженного корпуса (правая часть дома № 1 по Южному переулку). Во дворе располагалась новая постройка — флигель (дом № 37а по улице Б. Октябрьская) и «строение бывшее Овсянникова» (обрушено).

Следующим усадебным объектом этих владельцев стал жилой дом, построенный братьями Шапулиными как аналог их дома на Богоявленском спуске (дом № 4). Купив участок по южной части улицы Нетечи прежнего двора Овсянникова «с деревянным флигелем и каменной кузницей» (дом № 3, нижний этаж), Шапулины в 40-е года XIX века таким образом расширили свои владения. Позднее они надстроили его вторым этажом для использования в качестве жилья. С этого времени улица Нетеча именовалась в просторечье не иначе как Шапулинская, а во второй половине XIX века в официальных документах появилось наименование Шапулинский переулок.

Схема Ярославля 1847 годаСхема Ярославля 1847 года.

Купеческая усадьба братьев Шапулиных явно выделялась на фоне небольших домовладений северной части квартала (по улице Б. Октябрьская). Как правило, они состояли из жилого дома по лицевой стороне и хозяйственного двора внутри квартала. Характерно в этом отношении владение «Коренева купца Андрияна Степанова» с одноэтажным «на погребах» домом (дом № 33, 1 этаж). В середине 1830-х годов был приобретен последний свободный участок на этой улице «Романовой купчихой Пелагеей» и построен двухэтажный «обывательский» дом (левая часть дома № 35).

Рядовая жилая застройка Ярославля первой трети XIX века возводилась, как правило, по образцовым проектам, редко — по индивидуальным, а иногда — и без проектов. Мастера-строители к этому времени уже достаточно освоили элементы классической архитектуры и варьировали отделку фасадов в новом стиле, согласуясь со вкусом и возможностями заказчика. Поэтому жилые дома этого периода в городе весьма разнообразны и редко встретишь похожие, даже из тех, что выполнены по одному образцовому фасаду.
В 1821 году через Которосль построили на средства купца К. П. Оловянишникова большой деревянный мост протяженностью 480 саженей (более 900 метров). Но для проезда он был узок и тесен. К тому же стоял на сваях, которые часто разрушались во время ледоходов. Поэтому весной 1831 года началось строительство земляной дамбы длиной в 560 саженей (более 1 километра), сооружение которой закончилось в 1833 году. Дамба вышла шириной 13 метров и протяженностью более 1200 метров. Скаты ее обложили крупными камнями. Вслед за дамбой построили наплавной мост через Которосль.

Это привело к существенному улучшению сообщения с закоторосльной частью города и повлияло на расширение торговых связей между этими частями города. Вследствие этого к 40-м годам XIX века Б. Рождественская улица становится одной из важных коммерческих магистралей города, что в свою очередь сказалось на частичном переделе собственности и функциональном использовании зданий по этой линии квартала. Так, по описи 1847 года, на левом фланге улицы, застроенной еще в XVIII веке, образовался комплекс постоялых дворов «с лавками». Это касалось использования углового корпуса Чепахина и прежде отдельных, а теперь «общего владения Соколова и Хохлова дома» (дома № №29 и 31), сомкнутых новым объемом. На участке Кореневых появился сдаваемый внаем флигель с мезонином и полуподвальным этажом (крыло дома № 33). Романовы прикупили соседний шапулинский дом, и оба строения числились уже как «доходные».

Деловая направленность северной части практически не отразилась на южной стороне квартала, где сложившиеся в XVIII веке традиции застройки и функционального использования продолжали сохраняться до середины XIX века.

В это время прикоторосльная часть квартала оставалась такой же мало обжитой, как и прежде. Характерной застройкой был тип купеческой усадьбы Маслянникова вдоль Богоявленского спуска и обширных владений «дворянина и чиновника Яшина». В 1805 году произошел раздел этого имения, и крупнейшем землевладельцем в этой части квартала стала «Голубятникова купчиха Марья Алексевна», которой отошел каменный дом дорегулярной постройки, позже надстроенный деревянным этажом и мезонином (в настоящее время — гостиница «Юбилейная»). Соседний участок (дом № 24 по Которосльной набережной) с хозяйственным корпусом конца XVIII века был куплен «Мелентьевым купцом Гаврилой Ивановым». Владелец сразу же построил небольшой двухэтажный дом «для проживания» (правое крыло дома № 24) и две «каменные кладовые» (угловые фланги дома № 246).

Которосльная набережнаяКоторосльная набережная Ярославля.

В середине 1830-х годов купцы Мелентьевы купили у своего соседа Павла Маслянникова основную часть усадьбы на пересечении Богоявленского спуска и Которосльной набережной. Участок был освоен возведением особняка — представительным двухэтажным зданием со скругленным углом и протяженным фасадом по набережной. Активно застраивали Мелентьевы и свои прежние владения: дом начала XIX века в конце 1830-х годов был расширен и соединен с хозяйственным корпусом конца XVIII века и надстроен вторым этажом (правая половина и крыло дома № 24). Рядом с обновленным особняком был возведен одноэтажный деревянный флигель «с каменным подвальным этажом», появились «кладовые» на заднем дворе, позднее объединенные в протяженный корпус.

Анализ застройки квартала в первой половине XIX века позволяет сделать вывод о том, что в это время сложилось принципиально различное обустройство северной (преобладание доходных домов на фоне сплошной застройки) и южной (с сохранением усадебной застрой-ки) частей квартала.

Для квартала, как и для города в целом, был характерен бело-зеленый колорит. Белые стены храмов и жилых домов, светлая, охристая окраска казенных зданий гармонично сочетались с зелеными крышами, зеленью внутри квартальных садов и огородов.
По словам И. С. Аксакова, служившего в Ярославской губернии в 1849-51 годах, в это время «Ярославль белокаменный, веселый, красивый — с садами, старинными прекрасными церквами… Город с физиономией».

Во второй половине XIX века происходило бурное развитие капитализма. В это время Ярославль превращается в крупный торгово-промышленный и транзитный центр империи. Существенное влияние на градостроительное развитие города в это время оказали городские реформы 1870-х гг., что выразилось в расширении полномочий городских властей и предоставлении большей свободы частным застройщикам.

За основу был взят строительный устав 1857 года, в котором частная застройка ограничивалась противопожарными и санитарно-гигиеническими предписаниями. В частности, в соответствии с этим нормативным документом новые улицы должны были иметь не менее 10-ти саженей ширины (около 20-ти метров), а высота частных домов не могла превышать ширины улиц и переулков. Кроме регулирования необходимых функциональных удобств, это способствовало комфортному зрительному восприятию городской застройки. Уставом определялись и минимальные размеры внутреннего двора (5-6 квадратных саженей — 10-12 квадратных метров). Все это давало возможность реконструкции и уплотнению уже сложившейся городской застройки.

Строительство в это время отличалось стихийностью, главным фактором было развитие торговли, промышленности, транспорта.

Американский мостАмериканский мост в Ярославле.

В 1853 году для гужевого транспорта был построен новый деревянный мост через Которосль у Спасо-Преображенского монастыря. 26 февраля, в день рождения Государя Императора Александра III, состоялось открытие нового железного моста, который был прозван ярославцами «американским» (из-за заслуженной известности мостов американской системы за их надежность и практичность).

Основными заказчиками нового строительства или переделки уже существующих зданий и сооружений становятся представители торговой и промышленной буржуазии. Это приводит к тому, что архитекторы начинают терять свою творческую независимость, превращаясь в наемных проектировщиков, вынужденных угождать не всегда высоким вкусам богатых заказчиков.
Если в эпоху реализации регулярного плана в конце XVIII — начале XIX веков главной целью было создание целостного ансамбля парадного губернского города и его кварталов, то теперь стилевое единство, симметрия, уравновешенность частей композиции постепенно теряют свою непреложность, а во главу угла ставится функ-ционализм. Если в эпоху классицизма городские пространства представляли собой самостоятельную художественную ценность, то теперь площади и улицы превратились во «вместилище жизненных функций».

Изменение взгляда на сущность городского пространства повлияло и на представление о его композиционной структуре. Правильная геометрическая форма перестала быть обязательной, а основной задачей архитекторов становится рациональное (с функциональной точки зрения) размещение тех или иных сооружений. Новое понимание городских построек отразилось и на решении их стилистического облика.

В это время описываемый квартал, как прочие центральные части города, был
охвачен волной коммерциализации. Это привело к тому, что квартал в целом превратился в доходный. Фасады домов по красной линии были обновлены или перестроены, а внутриквартальные территории обстроены каменными и деревянными сооружениями как подсобно-хозяйственного назначения, так и «жилыми флигелями» и корпусами. Новый уровень жизни и развития производства требовал соответствующего технического и инженерного обеспечения, сервиса. Появились новые типы зданий, где вместо постоялых дворов — доходные дома и гостиницы; магазины сменили торговые лавки.

Главные и дворовые постройки квартала сдавались внаем отдельными помещениями, квартирами и целыми этажами. В этих целях были перепланированы интерьеры старых зданий. Нижние этажи строений северной части преимущественно использовались под торговые помещения, различные мастерские и трактиры. В целях увеличения доходности «жилого фонда» первоначально одно- и двухэтажные дома в последней четверти XIX века были расширены дворовыми объемами с антресольными третьими этажами, галереями и пристройками лестничных клеток.

Использовались домовладения типично. Так, например, в доме 2/27 на Богоявленской площади, «в основном здании и флигеле на первом этаже 5 помещений, бакалейный магазин и лавка, кладовые, жилые помещения для торговцев — сдавались внаем; на втором этаже — квартира владельцев и 7 квартир внаем (в основном здании — галерейного типа меблированные комнаты); на втором этаже флигеля — квартиры с раздельными входами; в подвале — кладовые внаем для торговцев».

Улица Б. РождественскаяУлица Б. Рождественская в Ярославле.

При обновлении домов постройки конца XVIII — начала XIX веков большинство их владельцев ограничивались частичными переделками лицевых объемов, в том числе незначительным завышением стен, перебивкой проемов, закладкой проездной арки. Все это, естественно, приводило к некоторым утратам первоначального декора.
Сложившиеся к середине XIX века землевладения не изменялись ни по генеральному плану, ни по размерам вплоть до конца века. К этому времени все внутриквартальные границы владений были зафиксированы брандмауэрами (уцелели фрагментарно, в большинстве случаев как завышенные стены дворовых строений).

Волна коммерциализации привела к многочисленным перекупкам домовладений. Свою первоначальную собственность сохранили только церковные ведомства и Чепахины (дом № 6 и дом № 2/27, Богоявленская площадь). Это относится также к усадьбе Шапулиных, которая в 1850-х гг. отошла к богатейшим ярославским купцам Сорокиным (по брачному контракту между Шапулиной Е. П. и Сорокиным С. Н.), и в дальнейшем права на собственность передавались по мужской линии прямого наследства (Б. Октябрьская, дом № 37; переулок Южный, дома № 1 и № 3, дворовые строения).

Южная часть квартала, судя по оценочным ведомостям этого периода, считалась более респектабельной. В это время наследные усадьбы обедневших купцов П. Маслянникова и В. Мелентьева были приобретены состоятельными местными купцами Сущевым К.А. (дом № 8, Богоявленская площадь) и Полетаевым С.А. (дома № 24 и № 246, Которосльная набережная).

Как уже указывалось, в большинстве своем дома и пристройки использовались в качестве доходных домов, гостиниц, магазинов и т. д. Интересно в связи с этим отметить, что в 1870-х гг. у купца Полетаева Спиридона Анисимовича (дом № 24, Которосльная набережная) служил приказчиком и первое время жил здесь с семьей дед знаменитого купца Леонида Витальевича Собинова — Василий Григорьевич Собинов. Отец певца — Виталий Васильевич — также был «в услужении» у Полетаева С. А.: начинал с «мальчика», а затем торговал в лавке.
В доме № 33 по ул. Б. Октябрьская жил в конце XIX века известный историк искусства, музейный деятель, Нил Григорьевич Первухин (1874, г. Тверь — 1954, г. Казань).

Автор статьи: Николай Владимирович Дутов

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.