2 Dec 02:37 avatar

"Новый Ярославль" – первый генеральный план социалистического Ярославля

Проспект Ленина
Многие современные исследователи истории архитектуры и градостроительства Ярославля, описывая первый генеральный план города, утвержденный в 1924 году, используют термин «Большой Ярославль». Но это неверно, так как это название появилось в прессе только в начале 1930-х годов, когда на полосах газет стали освещаться вопросы подготовки и обсуждения очередного генерального плана, утвержденного в 1936 году.

Первый генеральный план города под названием «Проект перепланировки и расширения г. Ярославля» на страницах газет в начале 1920-х годов печатался под рубрикой «Новый Ярославль». История его разработки тесно взаимосвязана с теми политическими, экономическими и военными действиями, которые происходили в нашей стране после установления Советской власти.

Предпосылки создания

Трагические события, связанные со вспыхнувшим белогвардейским мятежом 6 июля 1918 года в г. Ярославле, повлекли за собой огромные разрушения, город наполовину превратился в руины. Множество зданий и сооружений, в том числе и архитектурных памятников, было разрушено и повреждено. Полностью уничтожено 2147 жилых строений из имевшихся 7688 до мятежа. Сгорел Демидовский юридический лицей, разрушены старый гостиный двор, сенной рынок, 9 школьных зданий, казармы, гостиницы и др. 20 фабрик и заводов были сильно повреждены и полностью уничтожены, пострадали реальное училище, губернская и детская больницы, частично вышли из строя водопровод, трамвай. Городу был нанесен огромный материальный ущерб. Около трети населения оказалось без крова. Поэтому нужно было срочно предпринимать неотложные меры по восстановлению города, возрождению промышленности, строительству жилья, спасению памятников старины.

Необходимо было провести не только полную реконструкцию частично или полностью разрушенных районов, но также скорректировать уцелевшие части города с целью соответствия его современным требованиям и новым формам городской жизни. Поэтому не случайно советская власть выбрала в качестве первоочередных мероприятий в области градостроительства восстановление города Ярославля, создание плана «Новый Ярославль», который должен был «базироваться на новых началах, разрешающих культурное строительство, жилищный вопрос и правильную постановку хорошо налаженного городского хозяйства».

Для проведения этой задачи было образовано Управление работами по восстановлению г. Ярославля. Уже через четыре месяца после мятежа, 23 ноября 1918 года, в Управлении были выработаны первые «Строительные предположения» о восстановлении города, которые преследовали высокую социально-политическую цель: «Создание первого современного образцового города с коммунистическим обоснованием всей жизни обитателей и всего городского хозяйства». Так началось градостроительное преобразование исторического города в советский период развития страны. В качестве экспертов перспективных предложений по рациональной перепланировке города выступили ведущие архитекторы страны – В.Н. Семенов, И.В. Жолтовский, А.П. Иваницкий и др. В это время к Ярославлю было привлечено внимание прессы, широкой общественности.

Разрушения Спасского монастыря

В январе 1919 года Комиссия по восстановлению Ярославля установила определенную последовательность выполнения всех намечаемых работ по реконструкции города. Первые и неотложные мероприятия касались срочного ремонта и восстановления тех зданий, которые немедленно можно было использовать для жилья и важнейших учреждений. Во-вторых, необходимо было в экстренном порядке построить новые здания для удовлетворения жилищных нужд на ближайшие пять лет, и в-третьих, параллельно заниматься переустройством и проблемами преобразования города в широком масштабе, то есть составлением плана «Новый Ярославль» с перспективой его развития на 20-30 лет, опираясь на происшедшие во время революции социальные перемены и в соответствии с новыми требованиями науки и техники.

Уже в октябре 1918 года начались ремонтные работы, к концу января 1919 года было восстановлено 56 и отремонтировано 80 зданий, обследовано и подготовлено к ремонту около 186 зданий. Срочно сооружалось временное жилье для рабочих – теплые бараки с общими столовыми и специальными помещениями для культурно-просветительской работы. Одновременно, в сжатые сроки собирались основные статистические материалы, осуществлялась топографическая съемка, изучались климатические и геологические условия местности, которые должны были лечь в основу будущего генерального плана. «Большинство работ по исследованию было произведено организованным при Управлении Бюро Научных исследований, а по нивелировке – бюро геодезических работ, материалы которых служили и при составлении эскизного проекта».

Этапы формирования и основные задачи

После составления предварительных набросков программы, сделанных в конце 1918 года, были уточнены планы кварталов, дворовых участков, проведены обмеры и составлен генеральный план существующей застройки. В конце 1919 года Управление по восстановлению города перестало существовать как самостоятельный орган и произошло его слияние с Губернским Комитетом государственных сооружений. В мае 1920 года была организована планировочная мастерская при Комгоссоре для составления эскизного проекта перепланировки и расширения города на основании собранных и разработанных Управлением материалов. Авторами первого генерального плана социалистического Ярославля были архитектор-художник С.В. Домбровский, гражданский инженер А.И. Зазерский, инженер-архитектор Н.А. Бойно-Родзевич.

Важным этапом на пути к новому генплану города стала «Программа на составление эскизного плана Ярославля для его восстановления». Разработка ее явилась своеобразным первым научным этапом в области градостроительства, несмотря на то, что советская градостроительная наука в этот период времени фактически еще не существовала. Здесь последовательность этапов реконструкции, выработка основных задач и целей, а также перспективных принципов градостроительства стали впоследствии нормативными для генеральных планов городов советского государства. Итогом программы явились как определение общего направления работы по развитию города, так и детальная проработка основных его частей, районов и даже некоторых комплексов.

Решая градостроительные задачи широко, с размахом, советские архитекторы пытались смоделировать развитие города в течение тридцати лет, вплоть до 1950 года. Намечалась полная перепланировка пострадавших районов, за исключением центральной исторической зоны, увеличение территории города за счет прилегающих окрестностей. Были высказаны идеи функционального зонирования территории, когда город разделялся на отдельные районы: административно-деловой, больничный, учебный, фабрично-заводские и жилые.

Большое внимание уделялось озеленению и благоустройству города, предполагалось создать вокруг города «внешнюю зеленую зону» шириной 1 км. Внутри города площадь зеленых насаждений проектировалась из расчета 4,5 м² на человека. Намечалось устройство четырех парков по 11 га (одного в центре на выгоревшем месте к северо-востоку от Сенной площади и трех загородных), разбивка нового сквера в центральной части на месте Медвежьего оврага возле арсенала с выходом на реки Волгу и Которосль, строительство стадиона. В каждом жилом районе должен был быть разбит сквер на базе бывших частных садов, предусматривалось оборудование детских игровых площадок, спортплощадок. В довершение к системе зеленых насаждений города рекомендовалось развить частично существующие кольцевые бульвары, а внешнюю и внутреннюю зеленые зоны дополнительно соединить радиальными бульварами, идущими вдоль основных магистралей.

Авторы проекта полностью отдавали себе отчет в сложности и уникальности вырабатываемых решений, определяемых образом исторического города: «Мы работаем над созданием первого города в России вообще и первого города с наиболее совершенным устройством жизни во всем свете. Наша задача, сама по себе единственная в своем роде, усложняется еще и тем, что мы начали свой труд не на чистом и голом месте, а в черте старого, славного своим историческим значением и традициями города, содержащего в себе множество ценностей нашей отечественной истории и культуры».

В программе четко была определена стратегия по отношению к исторической части города, в ней указывалось на необходимость «при планировке сохранить общий исторический характер плана, не выходя… из общих принципов современного планирования города.., в плане должны быть выявлены и подчеркнуты наиболее ценные в художественном отношении площади и сооружения, и памятники старины». Сохранение исторического лица города и непривнесение в «новую жизнь его элементов чуждого неуместного подражания» – так понимали архитекторы один из основных градостроительных принципов восстановления Ярославля.

Поэтому перепланировка здесь, во избежание разрушения исторически сложившейся структуры города, ограничивалась лишь регулирующими мероприятиями, такими как:
расширение отдельных улиц;
установление красных линий;
снос ветхой застройки, не представляющей никакой ценности;
строительство каменных зданий не выше трех этажей;
приспособление существующих каменных строений для разных учреждений;
бережное сохранение и восстановление памятников старины в «будущем городе».

Дома

Охрана и реставрация культурного наследия города проводились по особому плану Художественно-археологической комиссии. Авторами программы четко указывалось на сохранение и восстановление целого ряда памятников старины Ярославля ввиду их большой художественной исторической ценности. Уже 3 августа 1918 года была создана и приступила к работе под руководством П.Д. Барановского Ярославская реставрационная комиссия, которая за восемь лет осуществила ремонт и реставрацию многих архитектурных памятников, пострадавших во время мятежа. С марта по июнь 1919 года специальная Мастерская художественной старины Архитектурного отдела провела фотографическую съемку соответствующих зданий и сооружений. Благодаря такому подходу многие памятники (Спасский монастырь, митрополичьи палаты, дом Иванова и др.), являющиеся ключевыми элементами исторической канвы города, позволили сохранить самобытный исторический образ города.

В рамках плана монументальной пропаганды, предложенного в 1918 году и предусматривающего использование искусства как агитационного средства, в Ярославле решено было создать «Музей Старого и Нового города» с большим Архитектурным отделом, как и в Петрограде. Достаточно подробно был разработан перечень новых учреждений с приблизительными площадями для их застройки для каждого района.

Например, предполагалось построить 120 школ первой ступени и 150 школ второй ступени на участках площадью 0,3 га, около 250 детских садов – на территориях около 0,2 га. Размещаемые в учебном районе университет должен был занять площадь 8 га; институт народного образования со зданиями учебного назначения, показательными школами, курсами, народным театром и кинозалом, опытными огородами и оранжереями – площадь 12,3 га; политехникум – 2 га. Под сельскохозяйственную школу с показательными хозяйствами по лесоводству, садоводству и земледелию и опытными полями отводилось свыше 60 га на окраине города возле зеленой полосы и т. д.

Разработка первого варианта эскизного проекта завершилась к концу 1921 г., а к середине 1922 г. был создан второй вариант, который и явился основой для будущего генерального плана города. Данные проекты рассматривала государственная экспертная комиссия, в состав которой входили московские профессора А.В. Щусев, В.Н. Семенов, а также местные специалисты: межевой инженер С.В. Воронин, инженер-электротехник Е.Г. Ларионов и гражданский архитектор В.Г. Саренко. Основные отличия проектов состояли в разной принятой плотности населения и, соответственно, общей площади города.

Население города, промышленного и административного центра губернии, крупного железнодорожного узла и речного порта, к 1950 г. должно было составить по расчетам 300000 человек. Данная цифра была определена исходя из среднего годового прироста населения в городе до первой мировой войны в 2,8 %. При принятом дифференцированном значении плотности в зависимости от расположения района города (возрастание плотности от периферии к центру) в первом варианте она составила от 45 до 130 чел/га, а во втором от 90 до 220 чел/га. Соответственно, общая площадь Ярославля в первом варианте была 8345 га, во втором – 6723 га (к моменту разработки плана «Новый Ярославль» общая площадь города составляла 1656,8 га), что и явилось определяющим при выборе варианта. С июня 1923 г. началась разработка детальной планировки отдельных районов города, в ноябре закончена корректировка второго варианта проекта по замечаниям экспертизы.

Дом

Градостроительные принципы и главные решения

В результате генеральный план, утвержденный в июне 1924 г., предусматривал развитие города по обе стороны рек Волги и Которосли, что соответствовало тенденции исторического развития города, и структурное подразделение его на три части: главную (старый город на правом берегу Волги, территория между Волгой, Которослью и железной дорогой); Закоторосльную и Тверицкую части, включая Гагаринскую слободу. Основой проекта, как и предусматривала «Программа…», явился принцип функционального зонирования, который определил создание ранее намеченных функциональных зон, а также многие другие градостроительные аспекты генерального плана: вынос крупных промышленных предприятий из жилых районов и концентрация их в промзонах; создание структурной системы селитебной территории и озеленения, создание санитарно-защитных зон города и другое.

Жилая территория города, которая размещалась во всех трех его частях, разбивалась на десять районов с населением по 30000 человек, в каждом из которых предусматривались учреждения коммунального и культурно-бытового обслуживания. В каждом таком районе устраивался свой административный центр, включающий в себя почту и телеграф, пожарное депо и милицию, камеру народного судьи, нотариат, районный продовольственный комитет, амбулатории с аптекой и пунктом скорой помощи, кинематограф, продовольственные и промышленные магазины с выставочными помещениями, рынок, библиотеку, районный народный дом, рабочие клубы, столовые, школы, детские сады и многое другое. При этом данная система общественных учреждений располагалась в специальных кварталах, отделенных от жилой застройки улицами и бульварами.

Широко рассматривалась проблема развития «транспортных устройств» города. Для удовлетворения расширения транспортных задач намечен целый ряд технических улучшений в железнодорожных, водных и гужевых путях сообщения. Планировалось для увеличения пропускной способности двух железнодорожных магистралей построить вторые железнодорожные мосты рядом с существующими: однопутный через Волгу и трехпутный через Которосль. Предполагалось развитие транспортного узла Всполье в центральный железнодорожный вокзал города и товарную станцию. Для удобства жителей разных частей города для посадки пассажиров сохранялись остановочные пункты Ярославль-город и пост 11-й версты с их модернизацией. Для ликвидации разбросанности ярославских пристаней, их общих недостатков (нехватка складских помещений, отсутствие навеса и др.) планировалось устройство трех закрытых гаваней: в пойме ручья Урочь, при устье реки Которосль и для нефтяных судов на правом берегу Волги рядом с нефтяными складами. Они должны были обеспечить зимовку всех судов каравана с причальной линией, достаточной для стоянки судов в наиболее интенсивное время навигации.

Для соединения дорог Вологодской и Костромской с главной частью города и с правобережными дорогами намечалось строительство городского моста через Волгу, что особенно было необходимо для жителей Заволжского района. При этом по всем главным дорогам города, «главным нервам городской жизни», планировалось устройство кольцевого и радиального трамвайного движения с устройством вагонного парка с мастерскими. Существующие проезды с главных подъездных дорог в центральную и другие важные части города в большинстве случаев рассматривались как удобные. Они частично перестраивались в основном путем увеличения тротуаров за счет проезжей части. Уширялись лишь улицы Власьевская, Б. Федоровская и Б. Рождественская.

В новом городе предусматривались все необходимые виды инженерного благоустройства: водопровод, канализация, газопровод, электрическое освещение, телефон, пожарная сигнализация, а также разнообразные учреждения сервисно-коммунального обслуживания: бани, прачечные, скотобойни, крематории и прочее. Планировалась соответствующая своему местоположению обработка берегов Волги и Которосли и поймы последней.

В главной части города, в ее исторической зоне сохранялась сложившаяся система улиц и старая застройка. Здесь, наряду с объектами культурно-бытового и коммунального назначения, размещались все главные административные и правительственные учреждения общегородского и губернского значения, высшие общеобразовательные и специальные учебные заведения, главные больницы и лечебные заведения, центральный железнодорожный вокзал в районе станции Всполье, пароходные пристани. Таким образом, центральной части города также отводилась роль административно-цехового, учено-учебного, торгового, больничного, железнодорожного, пристанского и жилого районов.

Многие промышленные предприятия выносились в новый фабрично-заводской район, для оставшихся промышленных объектов — автомобильного завода бывш. Лебедева и «Асеа» – предусматривалось уменьшение их вредного воздействия за счет перевода на электрическую энергию и формирования зеленых ограждений. Больничный район намечался на территории бывшего загородного сада, где планировалось расширение городской больницы до 2000, губернской – до 1000 коек. Дополнительно планировались еще две больницы по 500 коек в Тверицах и за Которослью.

В Закоторосльной части «ввиду хаотичности ее распланировки» предусматривалась значительная перепланировка в соответствии с новыми градостроительными установками. Планировалось создание фабрично-заводского района южнее Коровников, куда выносились мелкие фабрично-заводские предприятия (деревообделочные предприятия, гончарные, известковые) представляющие повышенную опасность в пожарном и санитарном отношениях. Остальные оставались на своих территориях, как, например, Большая Мануфактура, железнодорожные мастерские, завод Вестингауза и др. Предполагалось строительство порта для нефтеналивных судов южнее Дядьково. Московский вокзал и вся станция «Ярославль-город» подлежали упразднению с утилизацией занятой ими территории под железнодорожные паровозные мастерские.

Тверицкая часть города и Гагаринская слобода трактовались как основной фабрично-заводской район из-за господствующих юго-западных ветров, делающих эту территорию наиболее пригодной для размещения промышленных объектов. Расположение там фабрик и заводов уберегало город от загрязнения воздуха, а сами предприятия обеспечивались на многие десятки лет топливом благодаря близости Ляпинского болота (площадью около 3.500 десятин с мощною залежью воздушно-сухого торфа в количестве около 630.000.000 пудов!). Здесь проектировались грузовой порт и гавань в устье ручья Урочь, товарная железнодорожная станция Филино, районная (Ляпинская) электрическая станция, а также пригородный жилой массив с подветренной стороны района с сооружением дамбы от затопления.

Для связи центральной зоны с левобережной предусматривалось строительство гужевого моста с трамвайными путями в районе Стрелки. Железнодорожная станция «Урочь», утратившая «всякое значение после постройки Волжского железнодорожного моста» упразднялась. Единственным недостатком этого района считалась затопляемость прибрежной полосы, что решалось устройством береговой земляной дамбы.

Ляпинская ГРЭС – первенец советской промышленной архитектуры в Ярославле, сооруженная по плану ГОЭЛРО, уже 21 ноября 1926 года вступила в строй в связи с запуском первого турбогенератора мощностью 5000 кВт. Ее выразительный облик с простыми геометрическими объемами, большими плоскостями стекла, а также небольшим количеством архитектурных деталей определяется сугубо функциональным назначением объекта, рациональностью планировочного и объемно-пространственного решения. На такой основе в середине 1920-х годов рождается новое направление в советской архитектуре – конструктивизм, с присущим ему лаконизмом и простотой форм, который активно повлиял на облик Ярославля.

Ляпинская котельная. Ярославль.

От идеи города-сада к социалистическому рабочему поселку

Одновременно с сооружением Ляпинской ГРЭС при станции строили поселок. Он протянулся от станции Гидроторфа параллельно подъездным путям, что обусловило его линейное формирование вдоль двух улиц, связавших эти предприятия. Средний поселок предназначался для строителей и сотрудников станции, Нижний – для работников Гидроторфа. Все жилое строительство велось в основном из дерева и отличалось больше утилитарностью, чем разнообразием форм. Но все же в их архитектурных решениях прослеживаются и некоторые элементы модерна и народной архитектуры, что было весьма характерно и для застройки в других частях города.

Первоначальный генплан поселка, задуманный в 1923 году вместе с проектом первой очереди станции, фактически остался нереализованным. Его планировочная структура строилась по радиально-кольцевой схеме, что вполне отвечало представлениям того времени об «идеальном» городе будущего – городе-саде, но что оказалось трудновыполнимым с экономической точки зрения. В то же время строительство жилой застройки в обширной зеленой зоне города и бережное отношение к существующей растительности способствовали организации достаточно живописной среды района.

Вообще идея города-сада, высказанная Э. Говардом в начале ХХ века, была очень актуальной в первые послереволюционные годы в период теоретических наработок идей и поисков нового образа жизни в советском государстве. С развернутой аргументацией в пользу этой концепции выступал и В.Н. Семенов, ведущий архитектор страны – автор генерального плана реконструкции Москвы (1935 г.) и один из экспертов перспективных предложений по рациональной перепланировке города. Он защищал целесообразность небольшого размера поселений, экономическую рентабельность малоэтажного жилища и важность увеличения зелени в городе, чтобы улучшить санитарно-гигиенические условия жизни рабочих.

Поэтому одним из первых предложений центральной государственной власти по восстановлению Ярославля было развитие и преобразование его «по примеру города-сада», что сразу же в сентябре 1918 года было одобрено на Объединенном заседании Ярославского Губисполкома и Исполкома Ярославля и Ярославского уезда. Председатель Губернского Комитета государственных сооружений Я. Тартаковский, призывая к этому решению, говорил о том, что Ярославль должен стать «как бы пионером в широком создании подобного рода рабочих поселков в России, где не будут забыты ни гигиена, ни забота о здоровье трудящихся масс».
Двухэтажные четырехквартирные дома, спроектированные по типовым образцам жилища 30-х – 40-х годов ХIХ века, воссоздающие «жилую застройку в прежнем виде», окруженные садами и огородами, должны были стать основным элементом будущей застройки города-сада.

В ноябре 1919 года архитектор Е. Константинович составил опись двадцати одного типа ярославских жилых домов, которая использовалась как основной материал для составления программы реконструкции. Экспертная комиссия, опираясь на эти исследования при рассмотрении эскизного проекта генплана в 1922 году, рекомендовала в дальнейшем «при разработке типов жилых домов признать желательными, пользуясь новейшими усовершенствованиями техники и приспосабливаясь к новым материалам, считаться в то же время с исторически сложившимися типами города Ярославля, дабы не вносить в них резких этнографических изменений».

Дополнительно в жилых районах предусматривались общественные столовые, школы, «места увеселения», свои парки и другое, что позволяло функционировать таким структурам самостоятельно, независимо от других районов. Все это было новым в теории градостроительства и поэтому будоражило умы авторов первой программы восстановления Ярославля, которые активно читали и конспектировали книги Э. Говарда, изучали нормы проектирования английских городов-садов, схемыгенеральных планов Лечворта, Хемстеда.

В результате в декабре 1919 года была составлена «Программа проекта планировки и застройки нормального рабочего поселка при промышленном предприятии», которая указывала, что «поселок следует запроектировать так, чтобы он мог строиться очередями, представляя из себя по окончании каждой очереди селение, снабженное всеми удобствами, необходимыми в современных рабочих поселках… Все потребности жителей поселка должны быть по возможности удовлетворены внутри последнего, для чего в одном или нескольких местах участка должны быть намечены здания общественного назначения, состоящие из общественных кухонь на 40 % населения, общественных столовых на 30 % населения, общественных бань с душами на все население, общественных прачечных, общественных лавок…, общественных читален с книгохранилищем, мест общественных собраний, школ, яслей, детсадов, показательных мастерских и клубов, необходимых административных учреждений… В центре поселка желательно устройство парка, соединенного с окраинами широкими зелеными полосами, переходящими в зеленую зону, отделяющую поселок от соседних заводов и городов».

Основную массу рабочих поселков предполагалось разместить на севере, с учетом направлений господствующих ветров, в районе «Полушкиной рощи, где поблизости река, парк и наиболее здоровое, возвышенное место», что, по мнению Е. Константиновича, более отвечало устройству нового «коммунального города». По идее советских градостроителей подобные элементы социалистического расселения наиболее соответствовали новому формирующемуся строю и считались чрезвычайно перспективными жилыми массивами-спутниками, позволяющими разгрузить большие города и создать оптимальные условия жизни населению.

Дома
Первым конкретным воплощением данной идеи стал проект поселка-сада «Дядьково», который разрабатывался планировочной мастерской в течение 1918-1923 годов, параллельно с генеральным планом «Новый Ярославль». Один из первых поселков, намечаемых к строительству, расположенный у Ярославских пристаней, на месте существующего и интенсивно застраиваемого населенного пункта, он должен был воплотить мечты первых градостроителей и продемонстрировать все преимущества новой концепции построения современного жилого пространства. Планировка поселка предусматривала регулярный характер. Центром композиции являлась центральная озелененная площадь треугольной формы. Вокруг нее располагались жилые кварталы, в основном правильной прямоугольной формы. Каждый дом имел индивидуальный участок-сад. Предусмотрены проектом элементы культурно-бытового назначения, благоустройства, общественные зеленые зоны, красивые аллеи и улицы.

С 1927 года разрабатываются и другие проекты планировки и регулирования поселков и жилых районов города, в которых также прослеживается влияние «Программы проекта планировки и застройки нормального рабочего поселка при промышленном предприятии», но может быть уже не в столь идеализированном варианте, опирающемся на реальные возможности экономики и насущные потребности времени. Например, создается эскизный проект урегулирования района Тугова гора – Коровники, эскизный проект застройки рабочего поселка «Красный химик» близ деревни Волокуши и др. В 1930 году Гипрогор (Ленинградский филиал) в целях расширения застройки РЖСК товарищества «Текстильщик» составил проект урегулирования комплекса застройки поселков «Текстильщик», им. Нахимсона, Забелицы и Донская слобода. Здесь были приняты общие для всей застройки установки и решения, обеспечивающие ряд мероприятий противопожарного порядка: регулирование ширины улиц, уничтожение тупиков, расчистка участков; регулирование плотности застройки кварталов; улучшение санитарных условий жизни городского населения; благоустройство парков, создание бульваров и скверов.

Не все из задуманного удалось реализовать, время стремительно вносило свои коррективы в намеченные планы, подчиняясь требованиям быстро развивающегося промышленного центра, сложностям экономической ситуации того времени. В 1928 году Ленинградский государственный институт по проектированию городов (Гипрогор) вновь приступил к составлению очередного генерального плана развития нового Ярославля, который должен был учесть на много десятилетий вперед расширение города и наметить его будущие границы. Но значение первой крупной градостроительной работы осталось неизменным, так как она явилась той основой, без которой невозможно было приступить к дальнейшему проектированию и преобразованию города.

Кинотеатр Гигант в Ярославле

Проект перепланировки и расширения г. Ярославля стал одним из первых примеров градостроительных работ советского периода, где апробировались новые планировочные идеи, формировался научный и методический подход к проблемам градостроительства. Именно генеральные планы реконструкции Москвы, Петрограда и наряду с ними Ярославля, их практическая разработка стали отправными точками формирования советской градостроительной науки, а также выработки принципов социалистического градостроительства, которые затем последовательно стали внедряться на территории советского государства и легли в основу многих планировочных решений «городов будущего».

Автор статьи: Наталья Сергеевна Сапрыкина

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.